Атипизм опухолей: его виды (физико-химический, морфологический клеток)

Онко LEGO — тканевой атипизм

«Если в спешке строишь вселенную или дом, то почти наверняка потом заметишь, что забыл сделать мель или чулан для щеток»
Марк Твен

Глобальные перестройки в опухолевой ткани отмечаются при визуальном анализе. Так проявляется морфологический атипизм опухоли, складывающийся из клеточного и тканевого атипизма.

Ткань — это совокупность клеток и неклеточных структур. Тканевой атипизм проявляется структурно-функциональной перестройкой двух взаимосвязанных тканевых компонентов — паренхимы (функциональная часть) и строма (соединительнотканный каркас) [1].

Изолированно тканевой атипизм отмечается в зрелых, доброкачественных опухолях. Его признаки определяются гистогенезом новообразования. Итак, перед нами доброкачественная немеланоцитарная опухоль из эпителиальной ткани — папиллома. Опухолевые элементы «выбиваются» из нормальной гистологической картины и обращают внимание патолога на себя. В папилломе такими «ярлыками» являются:

  • сосочковое строение;
  • избыточная функция эпителия ворсин (например, при травматизации наблюдается гиперкератоз в папилломах кожи);
  • погружной экспансивный рост эпителия в основании опухоли (за счет пролиферации клеток шиповатого слоя — акантоз) [2].

Также для большинства доброкачественных эпителиальных новообразований характерно наличие четкой границы между паренхимой и стромой. Папилломы при микроскопии выглядят, как рисунки с четким, будто обведенным контуром: более темно окрашенный эпителиальный компонент и светлая фиброваскулярная строма (при окраске гематоксилином и эозином) (рис.1)[3].
.

Даже доброкачественные новообразования способны привести к грубой деформации органа. Показательны в этом отношении лейомиомы — доброкачественные опухоли из гладкой мышечной ткани. В матке такие опухолевые узлы иногда достигают гигантских размеров. Микроскопически простые (непролиферирующие) лейомиомы (часто употребляется термин миомы) представлены паренхиматозным компонентом из хорошо очерченных пучков гипертрофированных гладкомышечных клеток, и стромальным (соединительнотканным) компонентом — экстрацеллюлярным матриксом (рис.2) [4].
.

Узлы не имеют истинной капсулы из собственно опухолевой ткани. Их четкие границы сформированы сдавленным (компримированным) миометрием, в котором уплощенные гладкомышечные элементы переплетены с большим количеством коллагеновых волокон за счет активации в условиях ишемии фибробластов. Клеточный атипизм, в том числе патологические митозы, не обнаруживаются в простых лейомиомах. При обнаружении 5 и более фигур митоза на 10 HPFs (High Power Fields) новообразование оценивается как митотически активная (клеточная, пролиферирующая) лейомиома (рис.3) [5].
.

Но все же компонент миоматозных узлов неоднороден. Опухолевый узел проживает свою жизнь, меняя, в том числе и морфологию. В «молодых» миоматозных узлах, имеющих небольшой размер, ядра миоцитов крупных размеров эллипсоидной формы, в «старых» узлах большого диаметра ядра меньше, палочковидной формы. Также «с возрастом» увеличивается количество соединительной ткани. Фиброзные волокна будто оплетают гладкомышечные клетки, и в их цепких объятиях миоциты подвергаются атрофии. Ишемические нарушения в узлах могут приводить к различным формам дегенерации, гиалиновой, кистозной, миксоидной, геморрагической, а также кальцификации, с закономерными изменениями морфологической картины (рис.4)[6].

Компонентом тканевого атипизма является сосудистая патология. В пролиферирующих лейомиомах отмечается бурное новообразование сосудов синусоидного типа. Вокруг сосудов образуются участки пролиферации миоцитов — зоны роста, чаще по периферии уже существующих узлов [7].

Эволюционно продуманный баланс тканевых компонентов обеспечивает функционирование органа и его красивый, гармоничный макро- и микроскопический вид. Опухоль нарушает эту слаженную систему, как безумный архитектор строя причудливые, зачастую уродливые конструкции, требуя все больше «финансирования» и «рабочих».

Морфологическая диагностика опухолей: сдвиг в сторону молекулярно-генетического анализа

Александр Иванцов, кандидат медицинских наук,
Максим Клещёв, кандидат медицинских наук,
Екатерина Кулигина, кандидат биологических наук,
НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова МЗ РФ (Санкт-Петербург)
«Природа» №6, 2018

Диагностика онкологических заболеваний начинается с морфологического анализа фрагмента пораженного органа, который зафиксирован в формалине, обезвожен в спиртах восходящей плотности и заключен в парафин. Данная процедура позволяет выполнить срез толщиной 3 мкм и поместить его на стекло, затем окрасить ядра клеток и другие базофильные структуры ярко-синим щелочным красителем гематоксилином, а цитоплазму — розовым кислым красителем эозином. Окрашивание позволяет четко визуализировать основные элементы клетки. Затем сопоставляют микроскопический «пейзаж» исследуемого образца с эталонным, на котором зафиксирована характерная для конкретной анатомической области гистологическая структура. О присутствии инвазивного неопластического процесса свидетельствуют утрата типичной гистоархитектоники и клеточных молекулярных структур, наличие полиморфных неорганизованных клеток (рис. 1).

Рис. 1. Рак толстой кишки: утрата типичной гистологической структуры в ходе неопластического процесса

Помимо установления самого факта злокачественной трансформации для назначения индивидуализированной терапевтической схемы важно как можно раньше определить гистологический тип опухоли и оценить стандартные маркеры агрессивности (степень дифференцировки, митотическая активность и т. д.). В пределах одного органа патологический процесс может развиваться по совершенно разным сценариям, вовлекать разнообразные клетки и структуры. Например, среди злокачественных новообразований легкого насчитывают, по современным представлениям, более шести гистологических типов, для каждого из которых необходимы свои терапевтические подходы (рис. 2) [1]. Мелкоклеточный рак легкого отличается стремительным течением, ранним метастазированием и очень плохим прогнозом. Карциноидные опухоли, происходящие из клеток диффузной нейроэндокринной системы, имеют наилучший прогноз; это единственный тип карцином легкого, который, как ныне считается, никак не связан с курением. Саркома легких — агрессивная опухоль, развившаяся из клеток соединительнотканных структур легкого. Аденокарциномы состоят преимущественно из железистых клеток и имеют периферическую локализацию. Опухоли этого типа зачастую развиваются у некурящих людей. Они могут нести активирующие мутации в генах EGFR, ALK и ROS1, которые являются терапевтической мишенью для действия таргетных препаратов — ингибиторов тирозинкиназ.

Читайте также:
Соматотропинома гипофиза: причины появления, признаки и методы лечения

Рис. 2. Гистологические типы рака легкого: мелкоклеточный рак (14%); плоскоклеточный (эпидермоидный) рак (20%); аденокарцинома (38%); крупноклеточный рак (3%); карциноид (5%); мезенхимальные, в том числе саркомы и лимфомы (5%); опухоли смешанных типов — плоскоклеточный и аденокарцинома, аденокарцинома и мелкоклеточный и т.д. (15%)

Чтобы безошибочно установить гистологический тип опухоли в затруднительных ситуациях, вызванных, к примеру, маленьким размером образца или утратой опухолевыми клетками способности к образованию специфических структур (низкая степень дифференцировки), или выявить некоторые специфические характеристики новообразования, морфологи используют иммуногистохимическое окрашивание (ИГХ). Этот метод сформировался еще в середине 1980-х годов [2] и сразу стал одним из наиболее востребованных в клинической онкологии (рис. 3). Появление такого диагностического теста, например, существенно изменило роль патоморфологического исследования в лечении рака молочной железы: именно от результатов ИГХ-анализа на рецепторы к эстрогенам (ER) и прогестерону (PgR), которые синтезируется опухолевыми клетками при этом заболевании, зависит назначение эндокринной терапии. В настоящее время антагонисты эстрогенов, замедляющих деление клеток рака молочной железы, принимают примерно 70% пациенток [3]. С помощью ИГХ можно также обнаружить увеличение синтеза онкобелка HER2/neu (от англ. human epidermal growth factor receptor — рецептор эпидермального фактора роста, или трансмембранная рецепторная тирозинкиназа). Опухоли, вырабатывающие HER2/neu, оказались чувствительными к терапевтическим ингибиторам этой тирозинкиназы, и назначение соответствующих лекарственных препаратов (например, трастузумаба) основано на результатах тестов, в числе которых и ИГХ-анализ [4].

Рис. 3. Схема иммуногистохимического (ИГХ) метода и примеры его применения. Первичные антитела связываются с искомым антигеном (гормоном или его рецептором) и становятся видны в световой микроскоп благодаря соединению с вторичными антителами, мечеными ферментом, при этом пероксидазная активность выявляется с помощью 3,3-диаминобензидина (DAB). Справа приведены примеры оценки рецепторного статуса карцином молочной железы: ИГХ-реакция с антителами к рецепторам эстрогенов (а — негативная реакция, б — ядерное окрашивание, 100% клеток) и с антителами к HER2/neu (в — мембранное окрашивание, оценка 3+)

Диагностику опухолей сегодня невозможно представить без сочетания традиционного морфологического и молекулярно-генетического анализа. Первые мутации, ассоциированные с ответом опухолей на терапию, были обнаружены в прошлом десятилетии. Уже сейчас онкологические клиники применяют десятки молекулярных тестов, предназначенных для персонализации лечения. Еще недавно клиническое деление всех первичных опухолей легкого на мелкоклеточный и немелкоклеточный рак было достаточным для определения стратегии лечения. Ситуация изменилась с открытием активирующих мутаций в гене, который кодирует рецептор эпидермального фактора роста — EGFR, сделавших этот онкогенный белок избирательной мишенью для воздействия препаратов ингибиторов EGFR. Мутации EGFR, как правило, встречается у пациентов с аденокарциномой легкого. Таким образом, актуальной задачей стала дифференциальная диагностика между аденокарциномой и другими гистологическими разновидностями. Маркером первичных аденокарцином является ядерный белок TTF-1 [5]. Если ядра раковых клеток демонстрируют положительное окрашивание (рис. 4), то патоморфолог ставит диагноз «аденокарцинома», и в этом случае пациенту целесообразно подвергнуться молекулярному тестированию на предмет наличия в опухоли мутаций EGFR.

Рис. 4. Низкодифференцированная аденокарцинома легкого (а, среди фиброзной ткани отдельно расположенные опухолевые клетки) и положительная ИГХ-реакция с антителом к TTF-1 в ядрах опухолевых клеток (б)

В клиническом исследовании изучали эффективность EGFR-ингибитора (гефитиниба) на самом первом этапе лечения пациентов с мутацией EGFR [6]. Чтобы включить в исследование 25 больных, нам потребовалось проанализировать образцы тканей более 500 пациентов с раком легкого, что связано с низкой частотой этой мутации, которая в общей выборке больных не превышает 6–7%. Результаты исследования поражают воображение: эффект от препарата наблюдался у всех без исключения пациентов, в то время как аналогичный показатель при назначении стандартной терапии обычно не составляет 20–30% (рис. 5).

Рис. 5. Снижение размеров опухолевых очагов (%) в ответ на применение EGFR-ингибитора (гефитиниба) у пациентов с активирующими мутациями в гене EGFR: делецией 19-го экзона (19del) и заменой в 21-м экзоне (L858R) [6]

В настоящее время патоморфология переживает фундаментальные изменения. В стройную систему знаний, накопленных десятилетиями в рамках классической цитологии, гистологии и патологической анатомии, интегрируются новейшие представления о молекулярной патологии раковых клеток. Все это дает основания говорить о появлении новой дисциплины — молекулярной патологии [7]. Многие современные алгоритмы принятия врачебных решений уже ориентируются не столько на гистологические разновидности рака, сколько на молекулярные характеристики клеток. Однако роль патолога по-прежнему остается ведущей, поскольку именно он интегрирует все полученные сведения (микроскопические и молекулярные) в общий «портрет» опухоли.

Читайте также:
Что делать, если поцарапал родинку до крови: что будет, первая помощь

Важность молекулярной морфологии в онкологии будет возрастать в ближайшем будущем, поскольку молекулярная диагностика больше не представляет собой однократное исследование, выполняемое только на этапе постановки диагноза. Многие современные технологии лечения рака предусматривают мониторинг характеристик опухолевых клонов на протяжении всех этапов онкологической медицинской помощи. В этом десятилетии большую популярность приобрели методы «жидкой биопсии», основанные на идентификации фрагментов опухолевых клеток в периферической крови. Другой важный аспект развития морфологии — ее интеграция с различными методами компьютерного анализа, искусственного интеллекта. На наших глазах морфология опухолей превращается из относительно консервативного раздела онкологии в одну из самых динамично развивающихся дисциплин современной медицины.

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект 16-04-00921).

Литература
1. Wistuba I., Brambilla E., Noguchi M. Chapter 17: Classic Anatomic Pathology and Lung Cancer // IASLC Thoracic Oncology. Pass H. I., Ball D., Scagliotti G. V. (eds) Aurora, Colorado, 2014; 217–240.
2. Taylor C. R., Burns J. The demonstration of plasma cells and other immunoglobulin-containing cells in formalin-fixed, paraffin-embedded tissues using peroxidase-labelled antibody // J. Clin. Pathol. 1974; 27(1): 14–20.
3. Pertschuk L. P., Tobin E. H., Gaetjens E. et al. Histochemical assay of estrogen and progesterone receptors in breast cancer: correlation with biochemical assays and patients’ response to endocrine therapies // Cancer. 1980; 46(12 Suppl): 2896–2901.
4. Pegram M. D., Lipton A., Hayes D. F. et al. Phase II study of receptor-enhanced chemosensitivity using recombinant humanized anti-p185HER2/neu monoclonal antibody plus cisplatin in patients with HER2/neu-overexpressing metastatic breast cancer refractory to chemotherapy treatment // J. Clin. Oncol. 1998; 16: 2659–2671.
5. Stenhouse G., Fyfe N., King G. et al. Thyroid transcription factor 1 in pulmonary adenocarcinoma // J. Clin. Pathol. 2004; 57(4): 383–387. DOI: 10.1136/jcp.2003.007138.
6. Moiseyenko V. M., Procenko S. A., Levchenko E. V. et al. High efficacy of first-line gefitinib in non-Asian patients with EGFR-mutated lung adenocarcinoma // Onkologie. 2010; 33(5): 231–238. DOI: 10.1159/000302729.
7. Birner P., Prager G., Streubel B. Molecular pathology of cancer: how to communicate with disease // ESMO Open. 2016; 1(5): e000085. DOI: 10.1136/esmoopen-2016-000085.

Научная электронная библиотека

Попков В. М., Чеснокова Н. П., Ледванов М. Ю.,

5.1. Канцерогенез: общая характеристика стадий развития и атипизма малигнизированных клеток

Канцерогенез – это многоступенчатый процесс накопления изменений в геноме клеток, приводящий к появлению «асоциальных клеток», характеризующихся морфологическим, функциональным, биохимическим атипизмом, автономным ростом, «ускользанием» клеток от гуморальных и нервных влияний [34].

Касаясь стадий канцерогенеза, необходимо отметить ряд последовательных этапов развития неоплазии, в частности, стадию инициации, стадию размножения опухолевых клеток, или промоции, стадию опухолевой прогрессии [42].

Стадия инициации характеризуется онкогенной трансформацией клеток под влиянием экзогенных или эндогенных факторов. В то же время возможен и эпигеномный механизм воздействия канцерогенов [1, 30, 31, 32].

Как известно, многие химические канцерогены, а также воздействие физических и биологических факторов на организм могут вызывать мутации ДНК, провоцирующие экспрессию протоонкогенов или депрессию (утрату) антионкогенов [54, 108].

При эпигеномном характере действия канцерогенов экспрессия онкогенов возникает в связи с нарушением регуляции клеточного роста без повреждения самого генетического материала [71]. При эпигенетическом коканцерогенном эффекте патогенных факторов возникает инактивация белков – продуктов антионкогенов- или активация пострецепторных ростовых факторов. Такое воздействие, как правило, не вызывает развития опухоли, но усиливает ростовые эффекты других факторов, способствуя пролиферации мутантных клеток и формированию неоплазии.

Эффект канцерогенов-мутагенов называется инициирующим, а коканцерогенов – активирующим.

Прямой генотоксический эффект канцерогенов возникает в процессе алкилирования, делеции, транслокации, амплификации генов. Если мутация затрагивает гены, регулирующие клеточное размножение, клетка становится инициированной, то есть потенциально способной к неограниченному делению, но требующей для фенотипического проявления этого свойства дополнительных воздействий.

Существует множество химических соединений, так называемых промоторов, хроническое воздействие которых на инициированные клетки приводит к развитию второй стадии канцерогенеза – промоции, то есть интенсивному размножению малигнизированных клеток и формированию опухоли.

В механизмах развития промоции важная роль отводится нарушениям взаимодействия онкогенов и антионкогенов, что приводит к синтезу онкобелков в увеличенном количестве или качественно измененном составе. Активация протоонкогенов может происходить в результате точковых мутаций в самом протоонкогене, транслокации протоонкогена или его амплификации [20, 23].

В патогенезе неоплазии, в частности, стадии промоции, важная роль отводится ограничению синтеза белков-супрессоров пролиферации, в связи с подавлением активности генов р53, pRb, индукторов апоптоза, ДНК-репарирующих ферментов, а также гиперэкспрессии Myc, Ras.

Заключительной фазой канцерогенеза является стадия опухолевой прогрессии. Понятие об опухолевой прогрессии введено L.Foulds (1948). Последняя характеризуется не только количественным увеличением опухолевых клеток, но и необратимыми качественными изменениями свойств неопластических клеток.

В процессе опухолевой прогрессии происходит смена доминирующего вначале субклона онкогенно-трансформированных клеток на генетически устойчивые клоны к гуморальному, нервному влиянию, иммунным и лекарственным воздействиям.

Читайте также:
Опухоль желчного пузыря (гиперэхогенное образование, негомогенное содержимое): что это такое, симптомы, причины возникновения, лечение

Автономия злокачественных клеток обеспечивается за счет нескольких процессов:

1) секреции малигнизированной клеткой митогенов, вызывающих аутокринную стимуляцию пролиферации клеток, в частности, ?-фактора роста опухоли, тромбоцитарного фактора и ?-фактора роста опухоли;

2) количественных и качественных изменений рецепторов к факторам роста, что приводит к снижению или повышению чувствительности опухолевых клеток к действию физиологических регуляторов роста клеток;

3) нарушения передачи сигнала к клеточному росту на пострецепторном уровне;

4) экспрессии онкогенами транскрипционных факторов.

«Ускользание» опухоли от иммунного ответа обеспечивается за счет индукции синтеза блокирующих антител, выделения иммуносупрессорных цитокинов.

Многостадийность канцерогенеза предполагает возникновение последовательных мутаций в значительном количестве доминантных или рецессивных онкогенов или развитие коканцерогенного (синканцерогенного) эффекта под влиянием различных инициирующих факторов – канцерогенов физической, химической, биологической природы.

Общая характеристика атипизма опухолевых клеток

В процессе многостадийного канцерогенеза опухолевые клетки приобретают признаки морфологического, функционального и метаболического атипизма. Последний обстоятельно описан в ряде работ [17].

Тканевой атипизм опухолевых клеток проявляется в снижении их адгезивных способностей вследствие необратимого фосфорилирования белков цитоскелета; при этом нарушается фиксация клеток к межклеточному веществу. Неопластические эпителиальные клетки не образуют базальных мембран и не прикрепляются к ним, утрачивая покровную функцию. Отсоединение от тканевого матрикса опухолевых клеток не вызывает их апоптоза, в отличие от нормальных клеток. Злокачественные клетки выделяют массу цитокинов, вызывающих их аномальную васкуляризацию. В то же время малигнизированные клетки лишены и адекватной иннервации [24].

Атипизм в культуре тканей проявляется отсутствием контактного торможения роста, ослаблением адгезивности, способностью размножаться в полужидкой среде [33, 82, 104, 114].

К морфологическим особенностям опухолевых клеток необходимо отнести нарушение структуры и функции цитоплазматических, митохондриальных, лизосомальных мембран, формирование более высокого дзета-потенциала клеток, уменьшение количества мембранных рецепторов и изменения их структуры, появление новых рецепторов, в связи с чем возникает ослабление, усиление или извращение нервных и гуморальных влияний на трансформированные клетки [9, 10, 73, 78, 93, 111, 112].

Характерными признаками клеточного атипизма являются геномные и хромосомные мутации в виде полиплоидии, ануэплоидии, делеции, дупликации, транслокации, инверсии. Генные мутации при канцерогенезе столь же стереотипны и могут носить характер мягких и жестких мутаций.

Общеизвестными признаками клеточного атипизма являются возрастание ядерно-цитоплазматического соотношения, аномалии форм и размеров клеток в целом, увеличение количества свободных, не связанных с эндоплазматическим ретикулумом рибосом, изменение структур митохондрий и лизосом [109, 110].

Биохимический атипизм раковых клеток проявляется снижением антиоксидантного потенциала, наличием в митохондриях аномальной кольцевой или одноцепочечной ДНК [8].

Одним из проявлений биохимического атипизма является обратный эффект Пастера, характеризующийся преобладанием анаэробного гликолиза над аэробным в условиях оптимальной доставки к малигнизированным клеткам кислорода и глюкозы. Для опухолевых клеток характерна чрезмерная активация пентозного цикла окисления глюкозы – основного поставщика рибозо-5-фосфата, необходимого для синтеза нуклеиновых кислот. Опухолевые клетки интенсивно поглощают из кровотока глюкозу, жирные кислоты, холестерин, липопротеиды, используя их в процессе внутриклеточных метаболических реакций и тем самым вызывая развитие «раковой» кахексии у ряда больных.

Опухолевые клетки потенциально бессмертны (феномен иммортализации) в связи с высокой активностью теломеразы – фермента, восстанавливающего исходную длину теломер после удвоения ДНК, а также в связи с подавлением апоптоза малигнизированных клеток.

Молекулярно-клеточные механизмы биологических особенностей опухолевых клеток и формирование их атипизма будут представлены далее.

Атипизм опухолей: его виды (физико-химический, морфологический клеток)

В современной литературе внутрикостную опухоль, построенную из гиалинового хряща, классифицируют как хондрому [4]. Согласно международной гистологической классификации костных опухолей ВОЗ, 2002 года, хондрома костей относится к доброкачественным хрящеобразующим костным опухолям. По частоте такие опухоли занимают второе место (20 %) среди всех доброкачественных новообразований скелета [9]. В 21,7–68,4 % случаев, течение хондроматозного процесса осложняется патологическим переломом пораженной кости, возникающим при незначительной физической нагрузке, зачастую являющимся клиническим дебютом опухоли [8].

В настоящее время в реконструктивно-восстановительной хирургии отдается предпочтение следующим видам оперативных вмешательств: резекции очага поражения в пределах здоровой ткани и замещению сформированного пострезекционного дефекта кортикально – губчатыми аутотрансплантатами [1].

Известно, что хондрома растет экспансивно, обычно не инфильтрируя в ткани [7]. Однако она склонна рецидивировать. По данным различных авторов рецидивы при оперативном лечении хондромы костей варьируют от 1,4 до 5,7 % [7]. При прогнозировании результата лечения необходимо учитывать, что клетки хондромы обладают большой способностью к имплантации. Известна их способность прорастать в сосуды и метастазировать, не меняя строения, свойственного доброкачественной форме данного образования [3].

В связи с этим возрастает роль гистологического исследования биопсийного материала пациентов с хондромами как с целью более точной диагностики, так и в плане возможности прогнозирования качества приживления и длительности срока перестройки пластического материала при замещении пострезекционного дефекта, а также развития рецидива.

Цель исследования – на основании результатов морфологического исследования хондром определить рациональный объем оперативного вмешательства и создания оптимальных условий для органотипической перестройки костнопластического материала в условиях чрескостного остеосинтеза, обозначить критерии возможного рецидивирующего развития опухолевого процесса.

Читайте также:
4 метода лечения гранулемы корня зуба (под коронкой): антибиотики, лазер, операция

Материалы и методы исследования

В клинике «РНЦ «ВТО им. акад. Г.А. Илизарова» с 1996 по 2015 годы было пролечено 76 больных с доброкачественными опухолевыми и опухолеподобными заболеваниями трубчатых костей. Возраст пациентов составил от 10 до 44 лет.

Показанием к оперативному вмешательству в виде внутрикостной резекции очагов поражения трубчатых костей было наличие у пациентов внутрикостного (чаще в области диафиза трубчатой кости) очага хрящеобразующей опухоли без вовлечения в патологический процесс суставного конца кости и без выраженных деструктивных изменений кортикального слоя, косметического дефицита оперируемого сегмента, а так же наличие стабильного внесуставной локализации патологического перелома без смещения. Больным была выполнена внутрикостная резекция патологического очага в пределах здоровых тканей и замещение пострезекционного дефекта трубчатой кости аутотрансплантатом либо костнопластическим материалом «КоллапАн» в условиях чрескостного остеосинтеза. У всех пациентов (100 %) пострезекционные дефекты трубчатых костей были замещены, после чего производили демонтаж аппаратов и удаление спиц. Клинико-рентгенологический диагноз был подтвержден гистологически у всех прооперированных пациентов.

В данном исследовании проанализирован резекционный материал, полученный при оперативном лечении 64 пациентов с энхондромами трубчатых костей.

Исследования проводились с соблюдением «Этических принципов проведения научных медицинских исследований с участием человека» и в соответствии с «Правилами клинической практики в Российской Федерации». Все пациенты подписали информационное согласие на публикацию данных проведенных исследований без идентификации личности.

Фрагменты резецированных во время операции тканей фиксировали в 10 % растворе нейтрального формалина, декальцинировали, дегидратировали в спиртах восходящей концентрации (от 70 ° до абсолютного) и заливали в парафин. Гистологические срезы толщиной 5–7 мкм готовили на санном микротоме фирмы «Reichard» (Германия). Срезы окрашивали гематоксилином Вейгерта и эозином. Световую микроскопию гистологических препаратов осуществляли с использованием микроскопа марки «Микмед-5» фирмы «ЛОМО» (Россия). Получение иллюстративного материала осуществляли путем оцифровывания изображений полей зрения гистологических препаратов с использованием большого исследовательского фотомикроскопа фирмы «Opton» (Германия) и аппаратно-программного комплекса «ДиаМорф» (Россия).

Результаты исследования и их обсуждение

В обозначенных 64 случаях были верифицированы доброкачественные (или зрелые) опухоли, представленные участками гиалинового хряща с выраженным тканевым атипизмом (рис. 1, а, б), граничащие с деструктивно измененной компактной пластинкой. Так как очаг деструкции был локализован внутри кости, опухоли классифицировали как энхондромы.

Резецированные опухоли чаще всего представляли собой образование дольчатой структуры, где гиалиновая хрящевая ткань была разделена прослойками плотной соединительной ткани, граничащей с трабекулами губчатой кости. Дольчатость строения в литературе объясняется диффузным типом питания хондромы [7].

Фрагменты хрящевой ткани состояли из беспорядочно расположенных зрелых хондроцитов, заключенных в основное вещество, окрашенное чаще всего слабо базофильно.

У некоторых пациентов наблюдали выраженную базофилию межклеточного вещества, что свидетельствовало о малом содержании в матриксе хряща кислых и слабокислых гликозаминоглианов. Нарушалась его гомогенность. Отмечали умеренный полиморфизм клеточного состава (рис. 2, а–в).

Если участок опухоли был окружен капсулой соединительнотканного строения – в составе хондромного образования чаще определялись клетки веретеновидной формы (рис. 3, а, б).

Хондроциты содержали объемное эллипсовидное ядро и оксифильную цитоплазму, были радиально расположены внутри каждой дольки.

Рис. 1. Участки очагов деструкции, обнаруженные: на уровне основной фаланги V пястной кости правой кисти (А); на уровне IV пястной кости левой кисти (Б). Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение: А – 25х; Б – 40х

Рис. 2. Разная выраженность базофилии межклеточного матрикса, полиморфизм хрящевых клеток. Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение: а, б – 63х; в – 160х

Рис. 3. Состав хондромного образования, ограниченного соединительнотканной капсулой: а – хрящевые клетки веретеновидной формы; б – соединительная ткань капсулы хондромы. Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение: а – 400х; б – 100х

Плотность хондроцитов в отдельных участках опухоли была различной. В плане прогноза малигнизации хондромы – этот вариант опухоли, контактно изолированной от окружающих тканей бессосудистой волокнистой соединительной тканью, является благоприятным, так как создается определенный тканевой барьер между опухолью и индуцирующими ее рост факторами внутренней среды организма, препятствующий миграции новых малодифференцированных клеток [7].

Независимо от возраста пациентов, в составе каждой доли опухолевого образования размеры и количество хондроцитов сильно варьировали. В центральных областях опухоли определяли как более крупные одиночные клетки, так и 2-х, 3-х, 4-х членные изогенные группы гипертрофированных хондроцитов с вакуолизированной цитоплазмой. Степень дифференцированности хондроцитов повышалась от центра доли опухоли к периферии.

В некоторых случаях наблюдали участки слизистого перерождения межуточной субстанции, где хрящевые клетки веретенообразной или звездчатой формы были заключены в ослизненное межуточное вещество. Встречались участки деструктурированной субстанции, очаги некроза.

Участки хрящевой ткани опухоли, граничащие непосредственно с губчатой костью в месте перехода, отличались большей базофильной окраской, хрящевые клетки располагались достаточно плотно, без образования изогенных групп (рис. 4, а). Ткань, формирующаяся на границе с хондромой, имела промежуточное строение между остеоидом и хондроидом. Межклеточный матрикс был окрашен достаточно гомогенно.

Читайте также:
Ревматическая гранулема: что такое, симптомы, причины возникновения, лечение, профилактика

Хрящевые клетки располагались в лакунах, имели чаще округлую форму, и крупное, центрально расположенное ядро, большее либо равное объему, занимаемому цитоплазмой.

Граничащая с зоной гипертрофированных хондроцитов костная ткань отличалась редко расположенными остеоцитами с пикнотически измененными ядрами, находящимися в узких лакунах. В ней обнаруживали большое количество пустых лакун (рис. 4, б). Отсутствие кровеносных сосудов в пограничных зонах, наблюдаемое на препаратах, являлось неблагоприятным фактором в плане замедления прогрессии опухоли.

В более удаленных от опухоли участках кости отмечали клетки, дифференцирующиеся в остеогенном направлении (рис. 4, в).

В некоторых случаях костные трабекулы на границе с соединительнотканной капсулой имели остеоидное строение, образуя трабекулярную сеть и формируя новообразованный слой губчатой кости.

На некоторых гистологических препаратах обнаруживали участки сохраненного эндоста, что с одной стороны препятствовало остеонекрозу и сохраняло гомеостаз неорганических веществ, с другой – способствовало активной остеокластической резорбции кортикальной пластинки, обеспечивая разрастание хрящевой ткани, ее экспансию в кость, что в плане развития заболевания являлось неблагоприятным фактором [2].

Встречались случаи атрофии и остеопороза прилежащей кости (рис. 4, г), иногда в ней выявляли фрагменты с признаками некроза (рис. 4, д).

Рис. 4. Гистоструктурные особенности зоны перехода опухоли в прилегающие ткани и в корковом слое пястных костей, непосредственно прилежащих к очагу деструкции: а – граница собственно костной ткани кортикальной пластинки фаланги пальца кисти и хондромы; б – измененная костная ткань; в – малодифференцированные клетки, с признаками остеогенной дифференцировки; г – выраженность остеопороза; д – участки некроза и лизиса костной ткани; е – участок пластинчатой костной ткани кортикальной пластинки (крайняя область резекции). Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение: а, д, е – 63х; б – 400х; в – 1000х

Рис. 5. Гистоструктурные особенности опухоли ключичной кости, имеющей начальные признаки возможного перерождения хондромы хондросаркому G1: а – обилие кровеносных сосудов, врастание опухолевого комплекса в сосудистый просвет; б – гиперплазия стромального мелкоклеточного компонента опухоли в котором определяются очаги хондроидной дифференцировки, формирование многочисленных микрососудов и сосудистых щелей; в – выраженная хондроидная дифференцировка в междольковой строме опухоли. Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение:а,б,в – 250х

На границе резецированных опухолей в большинстве гистологических препаратов определяли участки неизмененной пластинчатой кости, сохраняющей остеонное строение и имеюших микрососуды (рис. 4, е), что с позиций использования костных трансплантатов и успешности их приживления является перспективным, поскольку сохраняется возможность ангиогенеза и ремоделирования костной ткани (наличие клеток остеобластического и остеокластического дифферонов) на основе имплантата в соответствии с прилагаемыми векторами механической нагрузки [2].

Несмотря на многолетний накопленный опыт в патоморфологической диагностике значительные трудности до настоящего времени представляет процесс малигнизации хондром и определение признаков формирования хондросарком гистологической классификации G1.

Мы располагаем наблюдением одного случая хрящевой опухоли ключичной кости, который, по нашему мнению отражает начальные признаки пограничного или переходного состояния «перерождения» хондромы в хондросаркому G1 (рис. 5, а–в). Данное наблюдение характеризуется разной величиной долек опухоли, выраженной васкуляризацией с признаками врастания опухолевых масс в просвет тонкостенных сосудов (рис. 5, а), различной клеточностью в дольках (рис. 5, б) и гиперплазией междольковой стромы опухоли с очагами хондроидной дифференцировки (рис. 5, в). При этом характерных проявлений злокачественного процесса в виде клеточного и ядерного атипизма, наличия митотической активности не определялось. Перечисленные признаки характеризуют прогрессирование опухолевого роста, что может свидетельствовать об одном из вариантов пограничного этапа перехода энхондромы в хондросаркому квалификации G1.

В известной литературе одним из признаков отличия энхондромы от хондросаркомы отмечено выраженное чередование хряща и губчатой кости [6].

Т.П. Виноградовой была отмечена способность тканевого субстрата хондром прорастать в сосуды и метастазировать, не меняя строения, свойственного доброкачественной форме данного образования [3]. Обозначенные факты соотносятся с полученными нами результатами и требуют дополнительного диагностического обследования пациентов с подобной гистологической картиной резецированной опухоли для определения дальнейшей тактики лечения.

Таким образом, проведенное гистологическое исследование показало, что во всех исследованных случаях обнаружен тканевой атипизм и умеренный клеточный полиморфизм, что характерно для доброкачественных или зрелых опухолей. Выявлено нарушение органо- и гистотипической дифференцировки резецированного участка кости. Дифференцированность структур в хондрогенном направлении, экспансивный рост опухоли, ее внутрикостная локализация позволили верифицировать опухоли как энхондромы. Отмечено, что остеокластическая резорбция обеспечивает разрастание хрящевой ткани опухоли и ее экспансию в кость, что в плане развития заболевания является неблагоприятным фактором, также как и отсутствие кровеносных сосудов в пограничных зонах (имеется в виду измененная костная ткань).

Изоляция опухоли от окружающих тканей бессосудистой волокнистой соединительной тканью создает определенный тканевой барьер, препятствующий миграции новых малодифференцированных клеток.

Читайте также:
Лечение кисты зуба лазером (удаление): как проходит процедура, последствия и осложнения, плюсы и минусы

Выраженная васкуляризация с признаками врастания опухолевых масс в просвет тонкостенных сосудов междольковой стромы опухоли может служить критерием неблагоприятного прогноза развития заболевания (возможного перерождения опухоли в злокачественную форму).

Заключение

В связи с вариативностью гистологической картины резецированной хондромы и обнаруженными выраженными изменениями костной ткани компактной пластинки на границе с хондромой следует, что удаление костной опухоли необходимо осуществлять с захватом неизмененной (интактной) кости (выполнение внутрикостной резекции, а не экскохлеации), что обеспечивает исключение рецидивов заболевания в виде дальнейшего прогрессирования роста хондром, а также является адекватным вариантом подготовки реципиентной зоны пострезекционного дефекта для костнопластического его замещения. Выявленные критерии неблагоприятного развития заболевания являются показанием для расширенного диагностического обследования пациентов.

Атипизм опухолей: его виды (физико-химический, морфологический клеток)

В современной литературе внутрикостную опухоль, построенную из гиалинового хряща, классифицируют как хондрому [4]. Согласно международной гистологической классификации костных опухолей ВОЗ, 2002 года, хондрома костей относится к доброкачественным хрящеобразующим костным опухолям. По частоте такие опухоли занимают второе место (20 %) среди всех доброкачественных новообразований скелета [9]. В 21,7–68,4 % случаев, течение хондроматозного процесса осложняется патологическим переломом пораженной кости, возникающим при незначительной физической нагрузке, зачастую являющимся клиническим дебютом опухоли [8].

В настоящее время в реконструктивно-восстановительной хирургии отдается предпочтение следующим видам оперативных вмешательств: резекции очага поражения в пределах здоровой ткани и замещению сформированного пострезекционного дефекта кортикально – губчатыми аутотрансплантатами [1].

Известно, что хондрома растет экспансивно, обычно не инфильтрируя в ткани [7]. Однако она склонна рецидивировать. По данным различных авторов рецидивы при оперативном лечении хондромы костей варьируют от 1,4 до 5,7 % [7]. При прогнозировании результата лечения необходимо учитывать, что клетки хондромы обладают большой способностью к имплантации. Известна их способность прорастать в сосуды и метастазировать, не меняя строения, свойственного доброкачественной форме данного образования [3].

В связи с этим возрастает роль гистологического исследования биопсийного материала пациентов с хондромами как с целью более точной диагностики, так и в плане возможности прогнозирования качества приживления и длительности срока перестройки пластического материала при замещении пострезекционного дефекта, а также развития рецидива.

Цель исследования – на основании результатов морфологического исследования хондром определить рациональный объем оперативного вмешательства и создания оптимальных условий для органотипической перестройки костнопластического материала в условиях чрескостного остеосинтеза, обозначить критерии возможного рецидивирующего развития опухолевого процесса.

Материалы и методы исследования

В клинике «РНЦ «ВТО им. акад. Г.А. Илизарова» с 1996 по 2015 годы было пролечено 76 больных с доброкачественными опухолевыми и опухолеподобными заболеваниями трубчатых костей. Возраст пациентов составил от 10 до 44 лет.

Показанием к оперативному вмешательству в виде внутрикостной резекции очагов поражения трубчатых костей было наличие у пациентов внутрикостного (чаще в области диафиза трубчатой кости) очага хрящеобразующей опухоли без вовлечения в патологический процесс суставного конца кости и без выраженных деструктивных изменений кортикального слоя, косметического дефицита оперируемого сегмента, а так же наличие стабильного внесуставной локализации патологического перелома без смещения. Больным была выполнена внутрикостная резекция патологического очага в пределах здоровых тканей и замещение пострезекционного дефекта трубчатой кости аутотрансплантатом либо костнопластическим материалом «КоллапАн» в условиях чрескостного остеосинтеза. У всех пациентов (100 %) пострезекционные дефекты трубчатых костей были замещены, после чего производили демонтаж аппаратов и удаление спиц. Клинико-рентгенологический диагноз был подтвержден гистологически у всех прооперированных пациентов.

В данном исследовании проанализирован резекционный материал, полученный при оперативном лечении 64 пациентов с энхондромами трубчатых костей.

Исследования проводились с соблюдением «Этических принципов проведения научных медицинских исследований с участием человека» и в соответствии с «Правилами клинической практики в Российской Федерации». Все пациенты подписали информационное согласие на публикацию данных проведенных исследований без идентификации личности.

Фрагменты резецированных во время операции тканей фиксировали в 10 % растворе нейтрального формалина, декальцинировали, дегидратировали в спиртах восходящей концентрации (от 70 ° до абсолютного) и заливали в парафин. Гистологические срезы толщиной 5–7 мкм готовили на санном микротоме фирмы «Reichard» (Германия). Срезы окрашивали гематоксилином Вейгерта и эозином. Световую микроскопию гистологических препаратов осуществляли с использованием микроскопа марки «Микмед-5» фирмы «ЛОМО» (Россия). Получение иллюстративного материала осуществляли путем оцифровывания изображений полей зрения гистологических препаратов с использованием большого исследовательского фотомикроскопа фирмы «Opton» (Германия) и аппаратно-программного комплекса «ДиаМорф» (Россия).

Результаты исследования и их обсуждение

В обозначенных 64 случаях были верифицированы доброкачественные (или зрелые) опухоли, представленные участками гиалинового хряща с выраженным тканевым атипизмом (рис. 1, а, б), граничащие с деструктивно измененной компактной пластинкой. Так как очаг деструкции был локализован внутри кости, опухоли классифицировали как энхондромы.

Резецированные опухоли чаще всего представляли собой образование дольчатой структуры, где гиалиновая хрящевая ткань была разделена прослойками плотной соединительной ткани, граничащей с трабекулами губчатой кости. Дольчатость строения в литературе объясняется диффузным типом питания хондромы [7].

Читайте также:
Опухоль поджелудочной железы (головки): что такое, симптомы, классификация, лечение, диета, прогноз, сколько с этим живут

Фрагменты хрящевой ткани состояли из беспорядочно расположенных зрелых хондроцитов, заключенных в основное вещество, окрашенное чаще всего слабо базофильно.

У некоторых пациентов наблюдали выраженную базофилию межклеточного вещества, что свидетельствовало о малом содержании в матриксе хряща кислых и слабокислых гликозаминоглианов. Нарушалась его гомогенность. Отмечали умеренный полиморфизм клеточного состава (рис. 2, а–в).

Если участок опухоли был окружен капсулой соединительнотканного строения – в составе хондромного образования чаще определялись клетки веретеновидной формы (рис. 3, а, б).

Хондроциты содержали объемное эллипсовидное ядро и оксифильную цитоплазму, были радиально расположены внутри каждой дольки.

Рис. 1. Участки очагов деструкции, обнаруженные: на уровне основной фаланги V пястной кости правой кисти (А); на уровне IV пястной кости левой кисти (Б). Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение: А – 25х; Б – 40х

Рис. 2. Разная выраженность базофилии межклеточного матрикса, полиморфизм хрящевых клеток. Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение: а, б – 63х; в – 160х

Рис. 3. Состав хондромного образования, ограниченного соединительнотканной капсулой: а – хрящевые клетки веретеновидной формы; б – соединительная ткань капсулы хондромы. Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение: а – 400х; б – 100х

Плотность хондроцитов в отдельных участках опухоли была различной. В плане прогноза малигнизации хондромы – этот вариант опухоли, контактно изолированной от окружающих тканей бессосудистой волокнистой соединительной тканью, является благоприятным, так как создается определенный тканевой барьер между опухолью и индуцирующими ее рост факторами внутренней среды организма, препятствующий миграции новых малодифференцированных клеток [7].

Независимо от возраста пациентов, в составе каждой доли опухолевого образования размеры и количество хондроцитов сильно варьировали. В центральных областях опухоли определяли как более крупные одиночные клетки, так и 2-х, 3-х, 4-х членные изогенные группы гипертрофированных хондроцитов с вакуолизированной цитоплазмой. Степень дифференцированности хондроцитов повышалась от центра доли опухоли к периферии.

В некоторых случаях наблюдали участки слизистого перерождения межуточной субстанции, где хрящевые клетки веретенообразной или звездчатой формы были заключены в ослизненное межуточное вещество. Встречались участки деструктурированной субстанции, очаги некроза.

Участки хрящевой ткани опухоли, граничащие непосредственно с губчатой костью в месте перехода, отличались большей базофильной окраской, хрящевые клетки располагались достаточно плотно, без образования изогенных групп (рис. 4, а). Ткань, формирующаяся на границе с хондромой, имела промежуточное строение между остеоидом и хондроидом. Межклеточный матрикс был окрашен достаточно гомогенно.

Хрящевые клетки располагались в лакунах, имели чаще округлую форму, и крупное, центрально расположенное ядро, большее либо равное объему, занимаемому цитоплазмой.

Граничащая с зоной гипертрофированных хондроцитов костная ткань отличалась редко расположенными остеоцитами с пикнотически измененными ядрами, находящимися в узких лакунах. В ней обнаруживали большое количество пустых лакун (рис. 4, б). Отсутствие кровеносных сосудов в пограничных зонах, наблюдаемое на препаратах, являлось неблагоприятным фактором в плане замедления прогрессии опухоли.

В более удаленных от опухоли участках кости отмечали клетки, дифференцирующиеся в остеогенном направлении (рис. 4, в).

В некоторых случаях костные трабекулы на границе с соединительнотканной капсулой имели остеоидное строение, образуя трабекулярную сеть и формируя новообразованный слой губчатой кости.

На некоторых гистологических препаратах обнаруживали участки сохраненного эндоста, что с одной стороны препятствовало остеонекрозу и сохраняло гомеостаз неорганических веществ, с другой – способствовало активной остеокластической резорбции кортикальной пластинки, обеспечивая разрастание хрящевой ткани, ее экспансию в кость, что в плане развития заболевания являлось неблагоприятным фактором [2].

Встречались случаи атрофии и остеопороза прилежащей кости (рис. 4, г), иногда в ней выявляли фрагменты с признаками некроза (рис. 4, д).

Рис. 4. Гистоструктурные особенности зоны перехода опухоли в прилегающие ткани и в корковом слое пястных костей, непосредственно прилежащих к очагу деструкции: а – граница собственно костной ткани кортикальной пластинки фаланги пальца кисти и хондромы; б – измененная костная ткань; в – малодифференцированные клетки, с признаками остеогенной дифференцировки; г – выраженность остеопороза; д – участки некроза и лизиса костной ткани; е – участок пластинчатой костной ткани кортикальной пластинки (крайняя область резекции). Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение: а, д, е – 63х; б – 400х; в – 1000х

Рис. 5. Гистоструктурные особенности опухоли ключичной кости, имеющей начальные признаки возможного перерождения хондромы хондросаркому G1: а – обилие кровеносных сосудов, врастание опухолевого комплекса в сосудистый просвет; б – гиперплазия стромального мелкоклеточного компонента опухоли в котором определяются очаги хондроидной дифференцировки, формирование многочисленных микрососудов и сосудистых щелей; в – выраженная хондроидная дифференцировка в междольковой строме опухоли. Препараты окрашены гематоксилином и эозином. Увеличение:а,б,в – 250х

На границе резецированных опухолей в большинстве гистологических препаратов определяли участки неизмененной пластинчатой кости, сохраняющей остеонное строение и имеюших микрососуды (рис. 4, е), что с позиций использования костных трансплантатов и успешности их приживления является перспективным, поскольку сохраняется возможность ангиогенеза и ремоделирования костной ткани (наличие клеток остеобластического и остеокластического дифферонов) на основе имплантата в соответствии с прилагаемыми векторами механической нагрузки [2].

Читайте также:
Шкала Deauville при ПЭТ: что значит, для чего нужна, оценка эффективности лечения

Несмотря на многолетний накопленный опыт в патоморфологической диагностике значительные трудности до настоящего времени представляет процесс малигнизации хондром и определение признаков формирования хондросарком гистологической классификации G1.

Мы располагаем наблюдением одного случая хрящевой опухоли ключичной кости, который, по нашему мнению отражает начальные признаки пограничного или переходного состояния «перерождения» хондромы в хондросаркому G1 (рис. 5, а–в). Данное наблюдение характеризуется разной величиной долек опухоли, выраженной васкуляризацией с признаками врастания опухолевых масс в просвет тонкостенных сосудов (рис. 5, а), различной клеточностью в дольках (рис. 5, б) и гиперплазией междольковой стромы опухоли с очагами хондроидной дифференцировки (рис. 5, в). При этом характерных проявлений злокачественного процесса в виде клеточного и ядерного атипизма, наличия митотической активности не определялось. Перечисленные признаки характеризуют прогрессирование опухолевого роста, что может свидетельствовать об одном из вариантов пограничного этапа перехода энхондромы в хондросаркому квалификации G1.

В известной литературе одним из признаков отличия энхондромы от хондросаркомы отмечено выраженное чередование хряща и губчатой кости [6].

Т.П. Виноградовой была отмечена способность тканевого субстрата хондром прорастать в сосуды и метастазировать, не меняя строения, свойственного доброкачественной форме данного образования [3]. Обозначенные факты соотносятся с полученными нами результатами и требуют дополнительного диагностического обследования пациентов с подобной гистологической картиной резецированной опухоли для определения дальнейшей тактики лечения.

Таким образом, проведенное гистологическое исследование показало, что во всех исследованных случаях обнаружен тканевой атипизм и умеренный клеточный полиморфизм, что характерно для доброкачественных или зрелых опухолей. Выявлено нарушение органо- и гистотипической дифференцировки резецированного участка кости. Дифференцированность структур в хондрогенном направлении, экспансивный рост опухоли, ее внутрикостная локализация позволили верифицировать опухоли как энхондромы. Отмечено, что остеокластическая резорбция обеспечивает разрастание хрящевой ткани опухоли и ее экспансию в кость, что в плане развития заболевания является неблагоприятным фактором, также как и отсутствие кровеносных сосудов в пограничных зонах (имеется в виду измененная костная ткань).

Изоляция опухоли от окружающих тканей бессосудистой волокнистой соединительной тканью создает определенный тканевой барьер, препятствующий миграции новых малодифференцированных клеток.

Выраженная васкуляризация с признаками врастания опухолевых масс в просвет тонкостенных сосудов междольковой стромы опухоли может служить критерием неблагоприятного прогноза развития заболевания (возможного перерождения опухоли в злокачественную форму).

Заключение

В связи с вариативностью гистологической картины резецированной хондромы и обнаруженными выраженными изменениями костной ткани компактной пластинки на границе с хондромой следует, что удаление костной опухоли необходимо осуществлять с захватом неизмененной (интактной) кости (выполнение внутрикостной резекции, а не экскохлеации), что обеспечивает исключение рецидивов заболевания в виде дальнейшего прогрессирования роста хондром, а также является адекватным вариантом подготовки реципиентной зоны пострезекционного дефекта для костнопластического его замещения. Выявленные критерии неблагоприятного развития заболевания являются показанием для расширенного диагностического обследования пациентов.

Атипизм опухолей (определение, биологическое и патофизиологическое значение, его виды и типы)

Определение термина

Атипизм (от греческого слова Atypicus – это отклонение от нормы) – совокупность биологических свойств, которые отличают опухолевые ткани от здоровых тканей. В процессе онкогенеза и прогрессии клетки теряют свою способность к дифференцировке (созревание), что проявляется возвращением к эмбриональному состоянию. Общая черта трансформированных клеток – это опухолевый атипизм. Наряду с этим понятием используют термины «анаплазия» (что означает возврат к эмбриональному этапу развития) и «катаплазия» (что означает уподобление эмбриональной ткани). Последнее определение считается более правильным, поскольку при опухолевом разрастании полного возврата к эмбриональному состоянию не происходит, хотя большинство свойств опухолевой ткани приближают ее с эмбриональному этапу развития. Используют также термин «метаплазия» – превращение в новые клеточные формы, перерождение тканей.

Типы и виды атипизма опухолей

Опухолевый атипизм проявляется значительным количеством признаков, которые характеризуют структуру, функции, рост, метаболизм клеток:

  1. Атипизм пролиферации: в неоплазиях (опухолях) значительно увеличивается количество клеток, которые делятся (от 40 до 100%), что обуславливает быстрое нарастание опухолевой массы и суммарного количества клеток, например лейкозы и гемобластозы;
  2. Атипизм дифференцировки: полное или частичное подавление процесса дифференцировки (созревания) клеток опухоли;
  3. Инвазивное (инфильтративное) разрастание: проникновение клеток неоплазии в окружающие нормальные ткани (сочетается с их деструкцией).

Наиболее вероятные этиологические факторы инвазивного разрастания:

  • уменьшение свойств контактного торможения клеток
  • снижение межклеточной адгезии
  • наличие в окружающих тканях хемотаксинов
  • выработка клетками фактора, стимулирующего движения клеток
  • повышение электростатического отталкивания клеток
  • продукция большого количества рецепторных молекул адгезивных белков
  • способность клеток к амебовидному типу движения

Инфильтративное разрастания и образования метастазов (фатальное появление атипизма) обусловлены с нарушениями в непластической ткани межклеточных взаимосвязей. Метаболический (биохимический) атипизм базируется на существенном изменении обмена веществ (белков, нуклеиновых кислот, липидов, углеводов, ионов, воды, витаминов), что приводит закономерно к изменениям физико-химических показателей неопластических клеток и опухолевого новообразования в целом. В опухоли повышается синтез как ДНК, так и РНК, что связано с экспрессией онкогенов и некоторых генов опухолевой клетки (атипизм обмена нуклеиновых кислот).

Читайте также:
Опухоль прямой кишки (ворсинчатая, нейроэндокринная, эпителиальное образование, доброкачественная, папиллома): симптомы, классификация, лечение, прогноз

Этот механизм возможен благодаря:

  • снижению содержания в них пистонов и других ядерных протеинов, которые выполняют функцию супрессоров синтеза ДНК
  • повышению кинетической активности РНК и ДНК-полимеразы и других энзимов обмена нуклеиновых кислот

Атипизм белкового обмена

  • усилению содержания аминокислот в реакции протеосинтеза (феномен «неоплазия – ловушка азота»)
  • интенсификации продукции белков различных классов (структурных, ферментов, онкобелки т.п.) на фоне прекращения или уменьшения синтеза других белков, например, гистонов
  • изменении антигенного профиля неоплазий (модификация макромолекул белка)

Нарушение обмена протина в опухолях обеспечивает реализацию большинства других проявлений их атипизма, обусловливающие прогрессирующее опухолевое разрастание и способствуют активации механизмов противобластомной защиты организма (появление в опухолевых клеток антигенов, отсутствующих в нормальных клетках).

Атипизм обмена углеводов

  • активация реакций утилизации и транспорта глюкозы опухолевыми клетками (феномен «неоплазия – ловушка углеводов»), что связано с повышением в реакции гликолиза в несколько раз содержания глюкозы
  • устранение феномена ингибирования в аэробных условиях гликолитического окисления глюкозы (негативный эффект Пастера)
  • относительное снижение тканевого дыхания при ресинтезе АТФ, а также интенсификация процесса окисления углеводов в пентозофосфатному цикле

Эти изменения обеспечивают значительное повышение резистентности клеток опухоли к гипогликемии и гипоксии и дополнительные энергетические ресурсы, которые повышают степень их выживания.

Атипизм обмена липидов

Данный патофизиологический тип характеризуется:

  • значительное потенцирование утилизации холестерина и высших жирных кислот (неоплазия как «ловушка для липидов»)
  • активация образование липидных клеточных структур
  • интенсификация процессов липопероксидации

Атипизм обмена воды и ионов

Данный патофизиологический вид аномалии характеризуется:

  • чрезмерное накопление некоторых ионов, а также воды
  • изменение взаимоотношения ионов (повышение катионов К и Сu и уменьшение Na, Mg, Zn и др.), что обеспечивает реализацию других видов атипизма: разрастания, функции и структуры

Атипизм метаболизма витаминов

  • большинство витаминов интенсивно увлекаются бластомами и используются как различные коферменты

Общие признаки метаболического атипизма

  • интенсивное включение в метаболизм неоплазий липидов, аминокислот, углеводов, ионов, а также других веществ (феномен «неоплазия как метаболическая ловушка»), что обеспечивает значительное потенцирование (что связано с интенсивной пролиферацией клеток бластомы) пластических процессов необходимыми питательными субстратами;
  • над катаболическими процессами в опухоли преобладают анаболические реакции;
  • по сравнению с нормальными клетками происходит потеря специализации опухолевых клеток, что связано с остановкой (или нарушением) продукции в неопластических клетках важных для нормального метаболизма энзимов, что проявляется снижением эффективности местной регуляции метаболизма на основе механизма обратной связи;
  • «Уход» метаболизма неоплазии от системных – гормональных и нейрогенных – регуляторных воздействий, что связано со значительными изменениями пострецепторного и рецепторного аппарата регуляции метаболизмав клетках бластомы;
  • трансформация клеток опухоли в значительной степени архаичные варианты механизмов регуляции (аутокринные, внутриклеточные и паракринные – с помощью цитокинов, которые образуют соседние клетки).

Метаболическая анаплазия способна вызвать кахексию, которая является общим глубоким истощением организма, а именно: морфологический атипизм (атипизм структуры опухоли) – бластомные ткани не повторяют анатомическое строения аналогичной зрелой ткани, опухолевые клетки могут быть непохожими на зрелые клетки той же природы.

Виды морфологического атипизма

Виды морфологического атипизма: тканевый и клеточный.

Тканевый атипизм – изменение соотношения между стромой и паренхимой неоплазии (чаще преобладает паренхима), изменение формы и размера тканевых структур с формированием уродливых тканевых новообразований разного размера. В неоплазиях мезенхимального генезиса пучки волокон отличаются толщиной, длиной, хаотичным размещением.

Атипизм стромы может манифестироваться качественными и количественными характеристиками волоконного компонента, а также соотношением волоконного и клеточного компонентов.

Клеточный атипизм – возникновение полиморфизма клеток (как по размеру, так и по форме), увеличение ядер, которые имеют порезанные контуры, возрастание ядерно-цитоплазматического соотношения в пользу ядра, образование крупных ядрышек. Вследствие патологических митозов появляются многоядерные клетки, клетки опухоли с гигантскими и гиперхромными ядрами, фигуры патологических митозов. Известно, что в опухолевых клетках наблюдается нарушение продукции кейлонов, которые в норме регулируют клеточную митотическую активность и действуют как блокаторы клеточного деления. В клетках увеличивается количество рибосом, полисом и аномальных митохондрий. Важное проявление клеточного атипизма – это наличие глубоких изменений в поверхностной строении клеточной мембраны: нарушение активности ферментов, уменьшение количества глюкопротеидов, изменение электрического заряда и проницаемости мембранного транспорта, деструкция микрофиламентов.

Злокачественным опухолям присущи оба типа морфологического атипизма. Существует позитивная корреляция между степенью их проявления и злокачественностью бластомы. К доброкачественным неоплазиям относится только тканевый атипизм, что обусловлено тем, что они состоят из зрелых дифференцированных клеток.

Полезно знать

  • Аномалия – Врожденные и приобретенные пороки развития
  • Асцит или брюшная водянка
  • Анурия (почечная, преренальная, ренальная, субренальная, интоксикацонная, рефлекторно-почечная)

© VetConsult+, 2015. Все права защищены. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на ресурс. При копировании либо частичном использовании материалов со страниц сайта обязательно размещать прямую открытую для поисковых систем гиперссылку, расположенную в подзаголовке или в первом абзаце статьи.

Читайте также:
Аденома гипофиза головного мозга: что это такое, симптомы у женщин и мужчин, лечение, прогноз, последствия, чем опасна

Опухоли, определение, основные биологические особенности опухолей

Опухоль – это избыточное, продолжающееся после прекращения действия вызывающих его причин, некоординированное с организмом, патологическое возрастание ткани, состоящая из клеток, ставших атипичными в отношении дифференцировки и характера роста и передающих эти свойства своим потомкам (Л.М. Шабад).

Опухоли бывают доброкачественными и злокачественными.

Доброкачественная опухоль растет экспансивно, раздвигая, сдавливая, но не разрушая здоровые ткани.

Для злокачественногороста характерен инфильтративный, деструктивный рост, завершающийся разрушением здоровых тканей.

*Опухолям и опухолевым клеткам независимо от вызвавшей их причин, локализации и гистогенеза присущи особенности (атипизм), отличающие их от нормальных клеток и тканей.

Все разновидности атипизма можно разделить на 2 вида:

– характерные для добро- и злокачественных опухолей;

-характерные только для злокачественных опухолей.

К первому типу относятся:

1. Атипизм размножения и дифференцировки.

2. Морфологический атипизм.

3. Биохимический атипизм.

4. Физико-химический атипизм.

5. Антигенный атипизм.

6. Функциональный атипизм.

Только злокачественному росту присущи:

1. Инфильтративный (инвазивный, деструктивный) рост.

Атипизм размножения – заключается в том, что опухолевые клетки обладают относительной автономностью и слабо поддаются регулирующим влияниям со стороны организма. Это обусловлено прежде всего нарушением контактного торможения деления осуществляемого соседними клетками.Нарушается и процесс дифференцировки клеток, что проявляется частичным или полным торможением их созревания.

Клетка как бы «дедидференцируется», становится более молодой похожей на эмбриональную (анаплазия). Это свойство опухолевых клеток является следствием утраты факторов, стимулирующих дифференцировку или снижением к ним чувствительности.

Морфологический атипизм– включает в себя:

1) – нарушение структуры ткани (тканевый атипизм) и

2) – клеток (клеточный атипизм).

* Тканевый атипизм выражается нарушением в ткани опухоли стромально- паренхиматозных соотношений, изменением расположения сосудов, нервных волокон, цитоархитектоники.

* Клеточный атипизмпроявляется клеточным полиморфизмом (изменение ядер по форме и размерам);

увеличением ядерно-цитоплазматического состояния; увеличением размеров и числа ядрышек; увеличением количества рибосом; уменьшением количества митохондрий; появлением различных по величине и форме митохондрий; увеличением числа митозов; изменением числа, формы и размеров хромосом (хромосомные аберрации); увеличением поверхности клеток за счет пластинчатых выростов.

Биохимический атипизм– характеризуется изменением основных биохимических процессов в опухолях и, прежде всего, вследствии утраты такими клетками ряда ферментов, необходимых для выполнения специфических функций.

1. Опухолевая клетка получает энергию (АТФ) преимущественно за счет анаэробного гликолиза (брожения), причем и в присутствии кислорода в ней продолжается интенсивное образование молочной кислоты (так называемый, отрицательный эффект Пастера), тогда как обычно в аэробных условиях клетка получает энергию прежде всего за счет процессов тканевого дыхания (аэробного окисления), а гликолиз заторможен (так называемый, положительный эффект Пастера). Это свойство опухолевых клеток обепечивает им высокую устойчивость и выживаемость в условиях гипоксии.

2. В опухолевой ткани существенно изменен обмен белков и углеводов.

– Основными проявлениями физико-химического атипизма являются:

1. Наличие в опухолевой ткани содержания молочной кислоты и концентрации водородных ионов (ацидоз), прежде всего, в зоне интенсивного деления клеток.

2. Увеличение поверхностного отрицательного заряда опухолевой клетки.

3. В опухолевых клетках увеличивается количество воды и ионов калия, уменьшается количество кальция и магния.

Гидратация клетки повышает электропроводимость и снижает вязкость клеточных коллоидов. Снижение кальция приводит к уменьшению сцепления между клетками, что облегчает отрыв и миграцию клеток, метастазирование и инвазивный рост.

– Функциональный атипизмпроявляется:

1. Частичной или полной утратой опухолевой тканью способности выполнять свои специфические функции.

2. Может наблюдаться повышенное, по сравнению с нормой, выделение опухолевыми клетками веществ, подчас обладающих высокой биологической активностью (например, гормонов).

3. опухолевые клетки могут синтезировать и секретировать вещества, не свойственные клеткам тканей, из которых они произошли.

– Инфильтративный (инвазивный) рост связан со способностью опухолевых клеток прорастать ткани (это присуще только злокачественным опухолям). Такой рост обусловлен изменениями мембран опухолевых клеток, нарушением межклеточного взаимодействия и контактного ингибирования.

Метастазирование – это свойство опухолевых клеток отделяться от первичного узла, распространяться по организму и вызывать образование новых, вторичных опухолевых узлов. Распространение опухолевых клеток может идти по лимфогенным, гематогенным и имплантационным (непосредственный переход этих клеток с поверхности опухоли на контактирующие органы и ткани, например, с верхней губы на нижнюю) путями.

Рецидивирование – это возврат, повторное появление опухоли по гистологическому строению идентичной той, которая была удалена ранее каким-либо способом (хирургическим, химиотерапией, лучевой терапией).

Раковая кахексия – симптокомплекс, развивающийся при злокачественном росте и характеризуется истощением и общей слабостью организма.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: