Торакоскопия легких (резекция): что это, тотальный метод операции, как проводится хирургия, возможные осложнения

Торакоскопия легких (резекция): что это, тотальный метод операции, как проводится хирургия, возможные осложнения

а) Показания для атипичной торакоскопической резекции легкого:
Плановые: удаление ограниченных патологических очагов, расположенных на поверхности легкого. Резекция показана после первого рецидива спонтанного пневмоторакса.
Противопоказания: предшествующая торакальная операция или диффузное заболевание, поражающее все легкое.
Альтернативные операции: торакотомия с атипичной резекцией/лобэктомией/пульмонэктомией.

б) Предоперационная подготовка:
– Предоперационные исследования: рентгенография органов грудной клетки, компьютерная томография, подумайте об исследовании функции внешнего дыхания.
– Подготовка пациента: начало лечения с дренированием плевральной полости.

в) Специфические риски, информированное согласие пациента:
– Рецидив после удаления буллы или пузыря (менее 10% случаев)
– Кровотечение
– Подкожная эмфизема
– Инфекция (местная, эмпиема, пневмония)
– Повреждение нервов (межреберных, синдром Горнера)
– Может потребоваться переход к торакотомии

г) Обезболивание. Общее обезболивание (интубация).

д) Положение пациента. На боку, рука располагается горизонтально на уровне плеча.

е) Доступ при торакоскопической атипичной резекции легкого. В подмышечном треугольнике, где мышечной ткани меньше: передний край широчайшей мышцы спины в пятом межреберье, под эндоскопическим контролем в седьмом межреберье по средней подмышечной линии, а также в пятом межреберье по заднему краю большой грудной мышцы.

ж) Этапы торакоскопической атипичной резекции легкого:
– Расположение, хирургическая бригада, доступы
– Клиновидное иссечение
– Проверка герметичности
– Дренаж

з) Анатомические особенности, серьезные риски, оперативные приемы:
– Небольшие пузыри можно перевязать у основания эндопетлей и иссечь.
– Плевродез: выскабливание париетальной плевры в области верхней грудной апертуры тупфером (абразионная техника) или аргоновоплазменная коагуляция. Альтернатива: выполнение плеврэктомии.

и) Меры при специфических осложнениях. При наличии выраженного утолщения плеврального покрова, плохом обзоре или кровотечении перейдите к открытой операции.

к) Послеоперационный уход после торакоскопической атипичной резекции легкого:
– Медицинский уход: пережмите плевральные дренажи и удалите их через 2 дня (предварительное условие: отсутствие утечки воздуха).
– Активизация: немедленно.
– Период нетрудоспособности: 2 недели.

л) Оперативная техника торакоскопической атипической резекции легкого:
– Положение пациента, хирургическая бригада, доступы
– Клиновидное иссечение
– Проверка герметичности
– Дренаж

1. Положение пациента, хирургическая бригада, доступы. Пациент лежит на правом боку для левосторонней атипичной резекции легкого, и на левой стороне – для правосторонней атипичной резекции. Для отключения легкого на стороне операции используется двухпросветная интубационная трубка. Хирург стоит спереди от пациента, операционная сестра располагается у ножного конца стола, монитор находится напротив хирурга. Троакары вводятся по передней и задней подмышечной линии на уровне соска и между двумя этими точками, приблизительно на 4 см ниже.

2. Клиновидное иссечение. Поверхностные узелки резецируются сшивающим аппаратом Endo-GIA. Для более глубоких узлов рекомендуется клиновидное иссечение двумя или более кассетами сшивающего аппарата Endo-GIA. Клиновидные иссечения нужно планировать так, чтобы вся иссеченная паренхима могла бы быть герметизирована и ушита аппаратом. Резецированный препарат извлекается в контейнере через место введения троакара.

3. Проверка герметичности. Чтобы оценить проникновение воздуха через линию резекции после завершения прошивания аппаратом, рекомендуется проверка герметичности при заполнении плевральной полости водой. Для этого отключенное легкое нужно снова соединить с вентиляционной системой.

4. Дренаж. После расправления легкого, через места введения троакаров устанавливаются один или два плевральных дренажа.

Редактор: Искандер Милевски. Дата обновления публикации: 18.3.2021

Торакоскопия. Показания, подготовка и противопоказания

  • грудная клетка
  • сердце
  • легкие

1. Общие сведения. Суть метода

В последние десятилетия в медицинской практике получили широкое распространение эндоскопические и лапароскопические методы, которые по сей день остаются одним из наиболее перспективных векторов развития хирургии, в том числе торакальной (хирургия органов грудной клетки). Данное направление основано на применении высокотехнологичного инструментария, оснащенного оптико-волоконной и микропроцессорной «начинкой», а также управляемыми дистанционно механизмами гибкого поворота дистальной части, манипуляторами, боксами и дюзами для доставки лекарственных средств непосредственно в пораженную зону. Такого рода устройства представляют собой жесткую трубку либо гибкий тонкий шланг, вводимый в висцеральное пространство через значительно меньший разрез, чем потребовался бы при полномасштабной полостной операции. Соответственно, лапароскопическое и/или эндоскопическое вмешательство является малоинвазивным (минимально-травматичным) и позволяет кардинально сократить кровопотерю, повреждение здоровых тканей и риск осложнений.

Торакоскоп жесткого типа – разновидность трубчатого лапароскопа. В большинстве случаев в грудную клетку вводят (через специальные тубусы, – троакары, торакопорты) три торакоскопа, располагая их треугольником на равных расстояниях друг от друга. В зависимости от клинической задачи (диагностика, хирургические манипуляции или их сочетание) может быть использован дополнительный эндоскопический инструментарий. Все внутренние пространства и производимые действия встроенный видеочип с матрицей высокого разрешения передает на монитор(ы), что не только позволяет хирургу полностью контролировать происходящее, но и допускает прямую видеотрансляцию из операционной для удаленных аудиторий.

Читайте также:
Температура после биопсии, на 10 день пошла кровь, прочие осложнения

Торакоскопия осуществляется под общим интубационным наркозом. Размеры доступа варьируют в пределах нескольких сантиметров.

В целом, видеоторакоскопия в настоящее время становится стандартом вмешательства при ряде типичных торакально-хирургических ситуаций.

2. Показания

Торакоскопия является наиболее целесообразным выбором в следующих случаях:

  • диагностика этиологически неясных плевритов (воспалений легочной оболочки) и иных торакальных симптомокомплексов при неэффективности всех прочих методов исследования;
  • онкозаболевания, в т.ч. вторичные метастазы в легких, и отбор биоптата для гистологического анализа при подозрении на рак;
  • патология лимфатических узлов и протоков грудной клетки;
  • туберкулез;
  • пневмоторакс различного генеза (присутствие или скопление воздуха в легочном пространстве);
  • травмы грудной клетки, в том числе открытые.

3. Подготовка и противопоказания

Подготовка

Плановая торакоскопия требует тщательного предварительного обследования (обычно назначается рентген, кардиограмма, клинический анализ крови и т.п.). Не позднее чем за 10 часов до процедуры прекращается любой прием пищи.

Противопоказания

Торакоскопия не производится при наличии клинически значимых нарушений свертываемости крови, инфарктах миокарда, мозговых инсультах и ОНМК (острое нарушение мозгового кровообращения), некоторых других сопутствующих заболеваниях и патологических состояниях.

4. Эффективность и осложнения

Эффективность

В ряде случаев торакоскопия является единственным способом установить этиопатогенетические причины и оценить состояние органов грудной клетки со стопроцентной достоверностью.

Осложнения

На сегодняшний день какие бы то ни было осложнения или побочные эффекты торакоскопии встречаются редко, – учитывая изначальную малоинвазивность процедуры, развитую методологию, отработанную мировой хирургической практикой, а также технологическое качество и степень оперативной свободы, которыми характеризуются современных моделей торако-, лапаро- и эндоскопов. Однако ни одно хирургическое вмешательство не является абсолютно свободным от рисков. В частности, в отдельных случаях возникают достаточно массивные кровотечения, происходит интра- или постоперационное инфицирование, отмечается более или менее интенсивная резидуальная (остаточная) боль после торакоскопии. Однако такие явления не приходится считать типичными и/или широко распространенными. Квалификация специалистов в видеоторакоскопической хирургии за последние годы значительно возросла, а техническая оснащенность и подготовка персонала в лучших клиниках позволяет минимизировать любые риски.

Заболевания

  • Cтенозы трахеи и крупных бронхов различной этиологии (рубцовые, опухолевые,экспираторные)
  • Респираторно-органные свищи (трахеопищеводный, бронхопищеводный и другие)
  • Доброкачественные новообразования легких и средостения (гамартомы, невриномы,бронхогенные и энтерогенные кисты и другие)
  • Опухоли средостения (тимомы, тератомы, внутригрудной зоб, лимфомы и другие)
  • Эхинококкоз легких
  • Пневмоторакс
  • Пневмоторакс рецидивирующий
  • Бронхоэктатическая болезнь
  • Тяжелые формы ХОБЛ, эмфизема легких
  • Кисты шеи
  • Хилоторакс, кисты грудного протока
  • Артерио-венозные мальформации
  • Грыжи диафрагмы, релаксация диафрагмы
  • Рак молочных желез
  • Доброкачественные опухоли молочных желез
  • Различные заболевания пищевода
  • Рак и саркома легких, в т.ч. в составе комбинированной терапии
  • Метастатическое поражение легких
  • Опухоли плевры

Задать вопрос

К торакальной хирургии относятся

  • Трахея
  • Грудная клетка
  • Средостение
  • Легкие
  • Бронхи

Диагностика

  • Рентгенография органов грудной клетки
  • МСКТ органов грудной клетки
  • Сцинтиграфия легких
  • ПЭТ-КТ (позитронно-эмиссионная томография)
  • Бронхоскопия

Задать вопрос

Наши цены

  • Консультация врача торакального хирурга, профессор – 10000 р.
  • Рентгенография органов грудной клетки на базе ЛПУ-партнера – от 2000 р.
  • МСКТ органов грудной клетки на базе ЛПУ-партнера – от 6000 р.
  • Сцинтиграфия легких на базе ЛПУ-партнера – 8000 р.
  • ПЭТ-КТ (позитронно-эмиссионная томография) на базе ЛПУ-партнера – от 35000 р.

Мы стараемся оперативно обновлять данные по ценам, но, во избежание недоразумений, просьба уточнять цены в клинике.

Данный прайс-лист не является офертой. Медицинские услуги предоставляются на основании договора.

Торакоскопия диагностическая

Диагностика с помощью торакоскопии

Диагностическая торакоскопия – это современный метод диагностики патологий в плевральной полости, осуществляемый с помощью специального прибора – торакоскопа. В отличие от торакотомии (вскрытие грудной клетки), торакоскопия проводится через небольшой прокол стенки грудной клетки. Этим достигается меньшее травмирование тканей и сокращается продолжительность реабилитации пациента. В нашем медицинском центре применяются современные инструменты, поэтому осложнения после этого эндоскопического метода диагностики возникают редко.

Читайте также:
ЭГДС желудка: что такое, противопоказания, как проводится, возможные осложнения, плюсы и минусы

В каких случаях проводится исследование

Диагностическая торакоскопия проводится в случаях, когда другие методы диагностики не дают точного результата. Показаниями к применению торакоскопии в диагностических целях являются:

  • доброкачественные опухоли средостения или легкого;
  • спонтанный пневмоторакс (скопление воздуха в плевральной полости);
  • злокачественные новообразования;
  • медиастинальная лимфаденопатия;
  • диссеминированный процесс в легком;
  • плеврит, причина которого неизвестна;
  • определение стадии рака легких.

В диагностических целях при проникающих ранениях грудной клетки, чтобы исключить вероятные повреждения наружной оболочки сердца или органов средостения, проводят диагностическую торакоскопию. Если у врача возникает сомнение в необходимости вскрытия грудной клетки с целью обследования плевральной полости, то предварительно также проводится торакоскопия.

Подготовка к обследованию

Пациенты нашей клиники перед проведением диагностической торакоскопии в обязательном порядке проходят предварительное обследование. Проводится клинико-лабораторное исследование и рентгенологическое обследование. Делается это с целью выявления возможных противопоказаний к проведению торакоскопии:

  • плохой свертываемости крови;
  • облитерации плевральной полости;
  • кровоизлияний в полость перикарда и ранений сердца;
  • острого инфаркта миокарда;
  • инсульта.

При одновременном ранении брюшной полости противопоказанием является перитонит и внутрибрюшинное кровотечение. Также противопоказанием является общее тяжелое состояние больного.

Если препятствий к проведению этого метода диагностики нет, врачи нашей клиники назначают дату проведения торакоскопии. При этом обязательным условием является письменное согласие пациента или его родственников на проведение подобной диагностики. За 10 часов до назначенного времени пациенту рекомендуется воздержаться от принятия пищи.

Проведение торакоскопии

Торакоскопия проводится под общим или интубационным наркозом. Выбор метода обезболивания зависит от особенностей пациента. Подросткам, детям и людям с неустойчивой психикой исследование проводят только под общим наркозом. В остальных случаях, чаще всего, проводится интубационный наркоз с возможностью отключения оперируемого легкого от вентиляции.

После достижения общей анестезии, на коже (между ребрами) врач делает надрез и вводит в плевральную полость троакар. Место определяется с учетом расположения патологии в грудной клетке. При этом врачи клиники подбирают места, наиболее удобные с анатомической точки зрения. Такой подход позволяет нанести меньший ущерб тканям и органам пациента, что существенно снижает риск развития осложнений. После введения троакара через его гильзу в полость вводят торакоскоп.

В зависимости от характера патологии и ее локализации врач выбирает место для введения второго, третьего и последующих торакопортов. За тем, что происходит в плевральной полости, хирург и его ассистенты наблюдают на мониторе. В нашей клинике используются камеры с высоким разрешением, потому изображение на экране четкое. Это позволяет проводить полноценную диагностику, а при необходимости – оперативное вмешательство.

Возможные осложнения

Несмотря на всевозможные меры предосторожности, в некоторых случаях у пациента возникают осложнения после диагностической торакоскопии:

  • кровотечения;
  • нагноение раны;
  • болевой синдром.

Вероятность появления послеоперационных последствий зависит от индивидуальных особенностей организма человека. Осложнения устраняются во время послеоперационной интенсивной терапии.

Особенности послеоперационного периода

После проведения диагностической торакоскопии необходим контроль за состоянием пациента. Поэтому в нашей клинике определение физиологических показателей осуществляется каждые 15 минут в течение первого часа. Затем интервал увеличивается и на протяжение двух часов контроль проводится раз в полчаса. Через три часа после проведения торакоскопии физиологические показатели проверяют раз в 4 часа. Такой подход позволяет выявить возможные осложнения и своевременно принять меры.

Торакоскопия легких (резекция): что это, тотальный метод операции, как проводится хирургия, возможные осложнения

В 1901 г. G. Kelling впервые в эксперименте произвел осмотр плевральной полости с помощью эндоскопа [1]. В клинической практике первым о применении торакоскопии сообщил Hans Christian Jacobaeus в 1910 г., который выполнил 40 торакоскопий по поводу туберкулеза легких и для осмотра плевральных полостей использовал цистоскоп [2]. Одними из первых описали применение торакоскопии при проникающих ранениях грудной клетки Ф.В. Шебанов в 1944 г. [1] и J. Branco в 1946 г. [3]. В 1974 г. A. Senno, используя бронхоскоп в качестве торакоскопа, визуализировал источник кровотечения в плевральной полости при проникающей колотой ране грудной клетки [4]. А. Jackson и А. Ferreira в 1976 г. использовали торакоскопию для диагностики повреждений диафрагмы при проникающих ранениях нижних отделов левой половины грудной клетки [5]. В 1981 г. J. Jones и соавт. сообщили о выполнении срочной торакоскопии под местной анестезией при продолжающемся поступлении крови по плевральным дренажам, установленным по поводу гемоторакса [6]. D. Oakes и соавт. в 1984 г. пришли к выводу, что применение торакоскопии при проникающих торакальных ранениях приводит к снижению частоты выполнения торакотомии [7]. Несмотря на столь длительную историю, применение торакоскопии при травме грудной клетки до сих пор не получило повсеместного распространения и широко применяется лишь в крупных специализированных центрах.

Читайте также:
Показания к колоноскопии кишечника, что показывает исследование, когда нужно делать, в каких случаях назначают

Актуальность

Проблема закрытой травмы груди остается одной из самых актуальных в современной хирургии и травматологии и нередко является одной из основных причин летальных исходов, достигающих, по оценкам разных авторов, до 30% [8]. По данным J. Meredith и J. Hoth, летальность при торакальных повреждениях составляет около 35% в общей структуре летальности при травме [9]. Следует отметить, что число больных с повреждениями груди неуклонно растет. Так, в настоящее время в структуре травм мирного времени торакальная травма достигает 35—50%, в то время как в 70—80-е гг. прошлого столетия по среднестатистическим данным она составляла лишь 8—12% [10, 11].

Точная и своевременная диагностика внутриплевральных повреждений, их устранение и остановка внутриплеврального кровотечения является первоочередной задачей при травме грудной клетки.

В стандартный диагностический алгоритм при торакальной травме включены клиническое обследование, рентгенография, КТ, УЗИ и общий анализ крови. Во многих сообщениях отмечается, что перечисленные диагностические мероприятия в большинстве случаев позволяют судить о наличии и тяжести повреждений внутренних органов лишь по косвенным признакам [12—16]. Так, по данным З.М. Базиева, с помощью физикального обследования установить правильный предварительный диагноз удалось лишь у 42,5% пострадавших, гиподиагностика отмечена в 54,4% случаев, а гипердиагностику наблюдали у 3,1% пострадавших. Данные рентгенографии грудной клетки соответствовали окончательному диагнозу у 59,7% пострадавших, частота гиподиагностики составила 22,3%, а гипердиагностики — 2,9% [17].

До недавнего времени единственным методом, позволявшим получить достоверные данные о повреждении внутренних органов, была торакотомия. О.А. Баранова при ретроспективном анализе результатов лечения пострадавших с травмой грудной клетки до внедрения торакоскопии выявила 64,2% диагностических торакотомий [18]. В исследовании З.М. Базиева частота «напрасных» торакотомий составила 39,7% [17]. По результатам многих исследований, диагностическая торакотомия сопровождается высокой травматичностью, большим количеством послеоперационных осложнений, увеличением сроков реабилитации пациентов, повышением стоимости лечения [12, 19—22].

Общепринятая в настоящий момент хирургическая тактика при проникающем ранении, гемо- и (или) пнемотораксе заключается в том, что при отсутствии признаков повреждения сердца и крупных сосудов лечение пострадавших начинают с дренирования плевральной полости. Решение о необходимости торакотомии принимается в зависимости от наличия и скорости поступления крови по плевральным дренажам. Такой лечебно-диагностический алгоритм во многих случаях позволяет избежать неоправданной торакотомии [11, 23—25]. По данным НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, за 2003—2005 гг. доля пациентов, пролеченных по данной тактической схеме при ранениях грудной клетки, составляет в среднем 35,3% [26]. По данным I.B. Cetindag и соавт., около 15% пострадавших с травмой груди подвергаются экстренной торакотомии, показаниями к которой авторы считают большой гемоторакс, тампонаду сердца, подтвержденное повреждение пищевода, массивные повреждения грудной клетки, повреждение крупных сосудов, ранения трахеи и крупных бронхов. В оставшихся 85% случаев лечение начинается с дренирования плевральной полости [27]. Данная тактика основана на том факте, что во многих случаях после дренирования плевральной полости происходит спонтанная герметизация дефекта легочной ткани. Однако многие хирурги сообщают о достаточно высокой частоте развития свернувшегося гемоторакса, не разрешающегося пневмоторакса, эмпиемы плевры после подобных вмешательств [14, 26, 28].

Отдельной проблемой является хирургическая тактика при торакоабдоминальных ранениях. При локализации раны в так называемой «торакоабдоминальной зоне» тактическая сложность заключается в определении необходимости и очередности ревизии плевральной и брюшной полости. Задача осложняется дефицитом времени и отсутствием достоверной информации о причине тяжести состояния пострадавшего и локализации превалирующих повреждений [29—35].

О.Л. Дегтярев, анализируя причины летальности пострадавших, пролеченных с применением традиционной хирургической тактики, указывает на большое количество диагностических и тактических ошибок, таких как неправильное определение порядка выполнения операций на брюшной и плевральной полости, неадекватная оценка тяжести повреждений, завышенные показания к торакотомии [36]. По мнению многих авторов, применение видеоэндоскопической техники представляется весьма перспективным при решении данных тактических вопросов, обеспечивает проведение полноценной ревизии и, во многих случаях, адекватного устранения повреждений [8, 10, 11, 33, 37—40]. В многочисленных сообщениях последних лет среди главных преимуществ применения торакоскопии при травме называются: малая травматичность, сопоставимая с дренированием плевральной полости; уменьшение частоты диагностических торакотомий; снижение интенсивности болевого синдрома в послеоперационном периоде; сокращение сроков госпитализации и реабилитации пациентов [6, 26, 41—44]. Так, Н.А. Ефименко [45] и В.В. Бояринцева [46] при ретроспективном анализе результатов лечения пациентов, подвергнутых торакотомии по поводу травмы, пришли к выводу, что в 24% случаев торакоскопия могла быть адекватной альтернативой открытому вмешательству. Однако, несмотря на очевидные преимущества, применение торакоскопии до настоящего времени не стало стандартом в диагностике и коррекции торакальных повреждений [12, 47—51].

Читайте также:
Цитологическое исследование (диагностика): значение, проведение скрининга опухолевых заболеваний

Торакоскопия легких (резекция): что это, тотальный метод операции, как проводится хирургия, возможные осложнения

Рак легкого — не приговор

19 октября 2020

Из всех заболеваний бронхолегочного древа самым редким можно считать рак трахеи, на который приходится 0,1-0,2% всех онкологических недугов.

Рак легкого — это не только медицинская, но и социальная проблема. В нашей стране ежегодно этим видом рака заболевают около 60 тыс. человек. В структуре смертности от онкологических заболеваний этот недуг занимает первое место. В 2018 г. на рак лёгкого пришлось 15% всех случаев смерти от онкологических заболеваний.

Почему возникает рак легкого?

Причина многих онкологических заболеваний — мутации в ДНК. Где, когда и почему возникает поломка, ведущая к возникновению раковой опухоли, зависит от ряда причин.

  • возраст;
  • курение;
  • экология;
  • пол.

Что должно насторожить?

Коварство рака легкого и трахеи состоит в том, что ранние формы этих заболеваний не имеют клинических проявлений. Нередко пациенты длительно лечатся от других болезней у врачей других специальностей.

Ранние признаки рака легкого

Первые симптомы рака легкого часто не связаны с дыхательной системой. К ним относятся:

  • Cубфебрильная температура
  • Cлабость и усталость сразу после пробуждения
  • Кожный зуд с развитием дерматита и появлением наростов на коже
  • Слабость мышц и повышенная отечность
  • Нарушение работы центральной нервной системы: головокружение (вплоть до обморока), нарушение координации движений или потеря чувствительности
  • Специфические симптомы (кашель с «ржавой» мокротой, одышка, кровохарканье, боль) чаще возникают при распространенной форме заболевания

Стадии рака легкого

I стадия — опухоль меньше 3 см, метастазы отсутствуют, симптомов нет.

II стадия — опухоль до 6 см, находится в границах сегмента легкого или бронха.

Единичные метастазы в отдельных лимфоузлах (ограничены грудной клеткой на стороне поражения). Симптомы более выражены, появляется кровохарканье, боль, слабость, потеря аппетита.опухоль меньше 3 см, метастазы отсутствуют, симптомов нет.

III стадия — опухоль превышает 6 см, проникает в другие части легкого или соседние бронхи. Средостенные лимфатические узлы могут быть поражены метастазами.

IV стадия — опухоль дает метастазы в другие органы.

Как лечат рак легкого?

Выбор метода лечения во многом зависит от распространенности онкологического процесса.

Пациентам с ранними формами рака легкого, которым противопоказано хирургическое лечение, назначается лучевая терапия (стереотаксическая радиохирургия).

В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова успешно проводится уникальная операция: бронхопластическая лобэктомия — удаление части легкого (вместо традиционной операции — полного удаления органа).

Такое вмешательство позволяет сохранить качество жизни пациента. На сегодняшний день заведующим хирургическим торакальным отделением НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Евгением Левченко проведено более 300 бронхопластических лобэктомий. Это самый большой опыт «в одних руках» во всем мире.

Если опухоль большая или обнаружены метастазы, назначается лекарственная терапия.

Точечно воздействовать на клетки, которые несут генетические нарушения, не затрагивая другие, позволяет таргетная терапия, благодаря которой достигается высокая эффективность и низкая токсичность (а значит, хорошая переносимость) лечения. Если в эпоху химиотерапии 50% пациентов с распространенным раком легкого умирали в течение года после постановки диагноза, сегодня благодаря современному лечению эти больные стали жить в 3-4 раза дольше.

Еще одна прорывная технология в лечении рака легкого — иммунотерапия, которая блокирует механизм уклонения опухоли от надзора собственной иммунной системы и активизирует противоопухолевый иммунитет. Благодаря этому иммунитет распознает и самостоятельно уничтожает опухоль. Применение иммунной терапии позволяет надеяться на выздоровление даже пациентам с запущенной стадией рака легкого.

Как получить лечение?

Если вы заметили у себя настораживающие симптомы, обратитесь к участковому терапевту или врачу общей практики.

Читайте также:
КТ легких и бронхов с контрастом и без: что показывает, как часто можно делать, подготовка, что показывает

После осмотра и опроса в случае необходимости врач выдаст вам направление в онкологический диспансер, ЦАОП.

После осмотра онколог онкодиспансера или ЦАОП, если возникло подозрение на злокачественное новообразование, должен организовать ваше полное дообследование и взятие биопсии опухоли.

Если диагноз «рак» подтвердился, следует немедленно приступить к лечению: оно может быть амбулаторным или стационарным и включать в себя хирургическое вмешательство, медикаментозную и лучевую терапию.

Лечение может проходить по месту жительства или — в случае невозможности лечения по месту жительства — в федеральном центре (если потребуется лечение там, вам выдадут направление).

Помните: лечение (в том числе современные дорогостоящие препараты для иммунотерапии и таргетной терапии) предоставляется по ОМС бесплатно. Никаких доплат требовать не могут, если это происходит, обращайтесь к страховому представителю в компанию, выдавшую полис ОМС.

Сроки оказания онкологической помощи определены Приказом Минздрава № 915н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи населению по профилю „онкология”», они должны строго соблюдаться:

  • Через 5 дней — пациент, обратившийся к терапевту с подозрением на онкологическое заболевание, должен оказаться на приеме у онколога.
  • В течение 1 рабочего дня онколог должен взять биопсию. Если это невозможно в силу ресурсов медицинской организации, врач должен немедленно направить пациента в ту медицинскую организацию, где это можно осуществить.
  • В течение 15 рабочих дней гистолог должен рассмотреть полученный материал и дать заключение.
  • В течение 15 рабочих дней после получения результата биопсии (если диагноз подтвердился) пациент должен пройти консилиум врачей (для планирования лечения) в онкодиспансере и быть госпитализирован.

При необходимости проведения операции предшествующая хирургическому вмешательству предоперационная химиотерапия или предоперационная лучевая терапия проводятся в сроки, установленные клиническими рекомендациями Минздрава России для каждого вида опухоли. После них выполняется операция.

Вопрос обеспечения лекарственными препаратами находится под пристальнейшим контролем Минздрава России.

Можно ли вылечиться от рака легкого?

Да, и таких случаев в копилке врачей немало. В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова часто вспоминают шахтера, который всю жизнь проработал за Полярным кругом: в Воркуте. После выхода на пенсию он переехал в Кировскую область и… заболел. Сначала врачи поставили диагноз «бронхит», затем — «астма», потом — «рак легкого». Младшая дочь посоветовала пройти обследование в Санкт-Петербурге, где они попали к Евгению Владимировичу Левченко. Хирург предложил сделать операцию по своей методике, сохраняя часть легкого.

Благодаря этому удалось добиться длительной ремиссии. В планах у 65-летнего пациента снова вернуться к спорту, в родном городе его уже ждет сборная ветеранов.

Муж привез ее в клинику уже в тяжелом состоянии. Дышать самостоятельно она уже не могла. Диагноз — «рак легкого 4-й стадии, осложненный тромбоэмболией» — не внушал оптимизма. Состояние было настолько тяжелым, что родные готовились к худшему. Брать биопсию в такой ситуации было нельзя: пациентка могла погибнуть от кровопотери. Генетическое исследование плазмы крови показало, что у пациентки болезнь вызвала особая мутация, против которой есть специализированный таргетный препарат.

Женщина быстро пошла на поправку. Сейчас она живет обычной жизнью. Все, что требуется для поддержания ее состояния, — это просто принимать таблетки.

Уроженец Дербента, врач-стоматолог — с молодости курил крепкие дорогие сигареты (на момент поступления в клинику стаж курения составлял 32 года).

«Я наивно полагал, что вред бывает только от дешевых папирос», — вспоминает он.

В феврале 2014 года его стали мучить ночные боли в руке. Местные врачи решили, что это профессиональное заболевание (как известно, руки стоматологов постоянно испытывают большую нагрузку), и назначили сначала физиопроцедуры с гормональным препаратом, а потом — инъекции другого гормонального препарата непосредственно в руку.

Поскольку эффекта так и не последовало, пациента решили «дообследовать». Рентгеновский снимок показал отсутствие в лучевой кости 6-сантиметрового фрагмента. Окончательный диагноз был поставлен в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина: оказалось, что это не саркома, как предполагалось ранее, а метастатический рак легкого 4-й стадии. Метастаз размером 10х15 см блокировал работу сустава и разрушил лучевую кость правой руки.

Пациенту была удалена верхняя доля правого лёгкого, ампутирована рука, 4 курса химиотерапии также не дали результата. В начале 2015 года он стал одним из первых пациентов, кто принял участие в клиническом исследовании нового иммуноонкологического препарата, которое проводилось в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. Результат превзошел все ожидания: пациент быстро пошел на поправку, и с тех пор болезнь ни разу не напомнила о себе.

Читайте также:
Биопсия хориона (тканей плода): результаты, на каком сроке делают, как проводится, увеличение твп, чем лучше амниоцентеза

После операции пациент обратился за консультацией в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. После молекулярно-генетического тестирования была выявлена редкая генетическая мутация, которая и стала причиной заболевания. При ней самым эффективным вариантом лечения является таргетная терапия.

После назначения препарата у пациента уменьшилась одышка, пропал кашель. Сегодня, спустя 5 лет после начала лечения, признаков опухолевого процесса у пациента нет.

Для лечения пациентов дневных и круглосуточных стационаров в 2020 году выделено 120 миллиардов рублей и запланировано выделить в 2021 году 140 миллиардов рублей.

Использование робот-ассистированного доступа для выполнения резекций легких

Видеоторакоскопия (ВТС) стала основным мини-инвазивным методом в современных торакальных центрах. Данный метод гораздо менее травматичен, чем торакотомия, поскольку позволяет избежать пересечения мышц грудной стенки и использования ранорасширителя, что приводит к уменьшению интенсивности послеоперационной боли, сокращению времени дренирования плевральной полости и ранней реабилитации больных. Однако стандартные видеоторакоскопические инструменты являются жесткими и ограничивают движения хирурга. Кроме того, визуализация операционного поля в большинстве случаев является двухмерной на фоне отсутствия возможности фиксации камеры в одном положении.

Разработка роботизированных хирургических систем позволила преодолеть некоторые ограничения ВТС. В 2002 г. появилась публикация о первой робот-ассистированной лобэктомии 1 . Новая технология отличалась наличием улучшенной трехмерной визуализации и стабильной камеры и, помимо того, сделала возможным применение многосуставных инструментов, что сыграло свою роль в популяризации данной технологии для выполнения бронхо- и ангиопластических резекций легких. При этом фильтрация тремора и масштабирование движений позволили осуществлять более точные движения хирургическими инструментами, чем при использовании ВТС.

Основная масса исследований робот-ассистированных операций в торакальной хирургии посвящена хирургическому лечению рака легкого. Эффективность и безопасность новой технологии при этой патологии уже доказаны. Между тем роботизированная хирургия при неонкологических заболеваниях легких, прежде всего инфекционных болезнях и врожденных пороках развития, еще находится на этапе обсуждения.

Цель исследования: изучение непосредственных результатов робот-ассистированных анатомических резекций легких при неонкологических заболеваниях.

Материалы и методы

Характеристика пациентов

В статье ретроспективно проанализированы результаты хирургического лечения 99 пациентов с различными неонкологическими заболеваниями легких, оперированных с использованием робот-ассистированной хирургической системы в Центре торакальной хирургии ФГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт фтизиопульмонологии» в период с мая 2013 г. по февраль 2018 г. В исследование были включены 69 мужчин (69,7%) и 30 женщин (30,3%). Средний возраст больных составил 40 ± 14 лет.

Локализация патологического процесса в легочной ткани представлена в таблице 1. Согласно таблице, наиболее часто им была затронута верхняя доля правого легкого.

Таблица 1. Локализация патологических изменений в легких

При расположении патологического процесса в пределах анатомических границ сегмента выполнялась анатомическая сегментэктомия. Тотальное поражение доли легкого либо центральное расположение патологических изменений служило показанием к лобэктомии.

Предоперационное обследование всех пациентов соответствовало Национальным клиническим рекомендациям 2 . Тактика хирургического лечения и оценка функциональной операбельности в каждом случае обсуждались мультидисциплинарной командой.

Структура заболеваний, ставших причиной обращения в хирургическую клинику, приведена в таблице 2.

Таблица 2. Структура заболеваний легких в исследуемой группе пациентов (n = 99)

Как видно из таблицы, среди оперированных пациентов наибольшую долю составляли больные туберкулезом легких, что связано прежде всего с профилем торакального центра.

Подробная характеристика данной группы пациентов приведена в таблице 3.

Таблица 3. Характеристика пациентов с туберкулезом легких

Из таблицы следует, что основным показанием для хирургического лечения туберкулеза легких были полости распада, сохранявшиеся после проведенного курса противотуберкулезной химиотерапии с учетом данных о лекарственной чувствительности МБТ. При этом 30,8% и 33,3% пациентов в группах с односторонним и двусторонним туберкулезом легких соответственно не имели данных о лекарственной чувствительности МБТ к моменту операции, что являлось дополнительным обоснованием хирургического лечения.

В исследовании оценивались длительность операции и кровопотеря, структура и причины конверсии доступа, особенности выполнения робот-ассистированных анатомических резекций легких при различных заболеваниях легких и послеоперационные осложнения.

Методика робот-ассистированного доступа

При выполнении резекций легких использовался робот da Vinci Si (PS3000, Intuitive Surgical). Особенность применения данной системы при манипуляциях в плевральной полости заключается в необходимости позиционирования точек введения троакаров максимально близко к диафрагме для получения оптимальных углов операционного действия. В связи с этим применялась оригинальная методика, опубликованная в 2017 г. в Journal of Visualized Surgery 3 . Схема введения троакаров приведена на рисунке 1.

Читайте также:
Подготовка к колоноскопии кишечника, правильный алгоритм, что делать перед процедурой под наркозом, можно ли курить

После установки торакопортов выполнялся докинг консоли пациента, которая устанавливалась под углом 15 градусов по отношению к головному концу операционного стола. После подключения консоли к троакарам и введения инструментов операция продолжалась с использованием робота. Этапы робот-ассистированных операций не отличались от таковых при хирургических вмешательствах, выполняемых видеоторакоскопическим и торакотомным доступом. Операция завершалась установкой одного или двух силиконовых дренажей в зависимости от особенностей аэростаза и расправления легкого.

Результаты

Были выполнены 85 лобэктомий, 10 сегментэктомий, 3 энуклеации гамартохондромы и 1 краевая резекция. Распределение операций по нозологическим группам содержится в таблице 4.

Таблица 4. Структура выполненных операций

Особенности выполнения робот-ассистированных операций при туберкулезе легких

Одним из главных условий выполнения операций при туберкулезе легких было наличие адекватного предоперационного курса противотуберкулезной химиотерапии с учетом данных Национальных клинических рекомендаций 2 .

На этапе освоения техники операций в числе первых вмешательств была краевая резекция легкого, выполненная по относительным (социальным) показаниям при субплевральном расположении туберкулемы в верхней доле правого легкого. При этом дальнейшее использование робот-ассистированного четырехпортового доступа при минимальных изменениях в легких было признано нецелесообразным с учетом отсутствия преимуществ перед рутинной ВТС.

Робот-ассистированные сегментэктомии при туберкулезе также выполнялись в период кривой обучения. Время операции при сегментэктомиях составило от 65 до 320 минут, интраоперационная кровопотеря — от 10 до 200 мл. Из 8 операций в 2 случаях была выполнена конверсия доступа: во время резекции 1–2 сегментов правого легкого из-за кровотечения (объем — 1200 мл), вызванного двукратным непрошиванием межсегментарной границы сшивающим аппаратом, и во время резекции 1–2 сегментов левого легкого для зашивания бронхонодулярного свища кульминального бронха, образовавшегося при удалении увеличенного лимфатического узла. В этой группе пациентов наблюдалось одно хирургическое осложнение — замедленное расправление оперированного левого легкого, что потребовало выполнения редренирования плевральной полости.

Наиболее распространенной операцией при туберкулезе была робот-ассистированная лобэктомия. Общее время вмешательства составило от 85 до 380 минут, интраоперационная кровопотеря — от 20 до 500 мл. Частота серьезных хирургических осложнений равнялась 13,3% (10 пациентов). В структуре осложнений преобладали продленный сброс воздуха по дренажам и ателектаз, потребовавший проведения санационной фибробронхоскопии.

Основными особенностями выполнения анатомических резекций легких при туберкулезе являются фиброзные изменения элементов корня легкого, наличие спаечного процесса в плевральной полости и кальцинированные бронхопульмональные лимфатические узлы.

В исследуемой группе у 67 из 84 (79,8%) пациентов были зарегистрированы плевролегочные сращения, у 5 из них (7,5%) — тотальное заращение плевральной полости. У 10 пациентов потребовалось выделение легкого в экстраплевральном слое на ограниченном участке (как правило, в верхушке плевральной полости). При этом только в одном случае была выполнена конверсия в боковую торакотомию — при наличии париетальной шварты толщиной более 1 см, когда невозможно было сформировать свободное пространство, достаточное для работы робота.

В большинстве вмешательств при использовании робот-ассистированного доступа удавалось безопасно обработать элементы корня легкого, несмотря на перибронхиальный и периваскулярный фиброз в корне легкого. При проведении лобэктомий у 2 больных возникла необходимость в конверсии доступа. В первом случае это был пациент с прикорневым расположением каверны и лимфаденопатией прикорневых лимфатических узлов, когда невозможно было найти безопасный слой диссекции артерий верхней доли левого легкого. Второму пациенту потребовалось выполнение экстренной конверсии доступа в связи с повреждением передней стенки легочной артерии слева в процессе диссекции верхнедолевого бронха.

При одностороннем туберкулезе легких робот-ассистированная резекция являлась основным этапом. После нее пациенту возобновлялась противотуберкулезная химиотерапия с коррекцией в соответствии с данными о лекарственной чувствительности МБТ, полученной из операционного материала.

При двустороннем туберкулезе робот-ассистированная резекция легких выполнялась как один из этапов хирургического лечения: у одного пациента в сочетании с клапанной бронхоблокацией на противоположной стороне; у пяти — в сочетании с мини-инвазивными анатомическими резекциями контралатерального легкого. Конверсий доступа в этой группе не требовалось. Послеоперационные осложнения были зарегистрированы у половины пациентов и включали в себя продленный сброс воздуха (2 случая) и тромбоз вены язычковых сегментов после резекции С1–3 левого легкого (что потребовало выполнения повторной операции видеоторакоскопическим доступом по типу верхней лобэктомии слева).

Читайте также:
Что такое ФСБ в медицине: как делается процедура, осложнения исследования, расшифровка результатов, отличие от бронхоскопии легких

Все пациенты были выписаны для продолжения лечения в терапевтический стационар/санаторий в удовлетворительном состоянии без признаков активного туберкулезного воспаления.

Особенности робот-ассистированных резекций легких при врожденных пороках развития легких

На этапе освоения методики робот-ассистированного доступа в 2013 г. первые операции выполнялись, в том числе с лечебно-диагностической целью, у пациентов с периферическими новообразованиями. При этом было проведено прецизионное удаление гамартохондром у 3 больных (рис. 2).

Время операции составило от 175 до 230 минут при отсутствии значимой кровопотери (менее 10 мл). Одна конверсия доступа была выполнена при невозможности выявить зону патологических изменений в ходе инструментальной пальпации. В дальнейшем робот-ассистированный доступ при этой патологии не использовался ввиду отсутствия значимых преимуществ перед рутинной ВТС.

Одну операцию провели при кистозной гипоплазии верхней доли левого легкого (продолжительность — 155 минут, кровопотеря — 10 мл). Особенностью был выраженный спаечный процесс в верхних отделах левой плевральной полости. При этом преимущества робот-ассистированного доступа позволили выполнить прецизионный пневмолиз в экстраплевральном слое без вскрытия кист легкого.

Три пациентки были оперированы по поводу внутридолевой секвестрации легкого. В 2 случаях имелось вторичное инфицирование нетуберкулезной микобактерией, что потребовало проведения предоперационного курса антибиотикотерапии. В 2 случаях была выполнена нижняя лобэктомия слева, в одном — нижняя лобэктомия справа. Количество аберрантных сосудов, идущих от брюшной аорты, составляло от 1 до 3 (рис. 3).

Общее время операции составило 130–515 минут. Главной особенностью были прецизионная диссекция нижней легочной связки и прошивание/клипирование аберрантного сосуда (рис. 4).

Послеоперационных осложнений, требовавших дополнительных инвазий, не было. В одном случае отмечался продленный сброс воздуха по дренажам (более 5 дней), прекратившийся самостоятельно. По результатам бактериологического исследования препарата был скорректирован курс антибиотикотерапии у пациентов с сочетанием врожденного порока развития легкого и микобактериальной инфекции. Фото препарата представлено на рисунке 5.

Особенности робот-ассистированных резекций легких при хронических неспецифических заболеваниях легких

При локализованных бронхоэктазах и хронических абсцессах были выполнены 6 лобэктомий и 2 сегментэктомии. Длительность операции составила от 95 до 380 минут, операционная кровопотеря — 10–220 мл. Во всех случаях был выявлен спаечный процесс. Кроме того, главной особенностью операции при данных патологиях являлась необходимость тщательной обработки гипертрофированных бронхиальных артерий (рис. 6).

Единственная конверсия была выполнена по экстренным показаниям в связи с тракционным надрывом передней стенки левой легочной артерии у пациентки с бронхоэктазами в месте интимного прилежания увеличенных лимфатических узлов (ранее пациентке были проведены курс лучевой терапии на область молочной железы в связи со злокачественным новообразованием, а также многократные курсы неспецифической антибиотикотерапии по поводу обострения неспецифической инфекции). Хирургическое осложнение было зарегистрировано также у одной пациентки — продленный сброс воздуха по дренажам, потребовавший редренирования плевральной полости.

Обсуждение

Результаты исследования характеризуют актуальное в настоящее время направление торакальной хирургии. Первые публикации об использовании робот-ассистированной техники для выполнения анатомических резекций легких появились еще в 2002 г., но дальнейшие исследования в основном были направлены на изучение эффективности и безопасности технологии при ранних формах рака легкого 1 . Вопросы, связанные с выполнением мини-инвазивных операций при инфекционной патологии, а также врожденных и неспецифических заболеваниях легких, остаются обсуждаемыми.

Наибольшей группой пациентов в данном исследовании была группа с ограниченными формами туберкулеза легких. Анализ эффективности и безопасности робот-ассистированных операций показал, что параметры периоперационного периода и частота послеоперационных осложнений у этих больных сравнимы с таковыми при неспецифических заболеваниях.

Наиболее частыми ограничениями для применения мини-инвазивных технологий являются спаечный процесс в плевральной полости и фиброзные изменения корня легкого. Результаты исследования показали эффективность и безопасность роботизированной хирургической системы для работы в таких условиях. При этом частота конверсии доступа в торакотомию, в том числе конверсий по экстренным показаниям, находилась на минимальном уровне и не превышала результатов опубликованных исследований при раке легкого 4 .

Преимущества робот-ассистированного доступа очевидны на примере пациентов с хроническими неспецифическими заболеваниями легких: безопасное выделение элементов корня легкого и бронхиальных артерий на фоне гипертрофированных лимфатических узлов сопровождалось минимальной интраоперационной кровопотерей и увеличивало безопасность хирургического лечения по сравнению с альтернативными доступами.

Читайте также:
Цитологическое исследование мокроты и препаратов, полученных при бронхоскопии: ход проведения, расшифровка результатов

Улучшенная визуализация слоя диссекции позволила выполнять пневмолиз как в интраплевральном, так и в экстраплевральном слое без повреждения легочной ткани и сосудов грудной стенки. Кроме того, оригинальная методика введения торакопортов обеспечила эффективную работу как в нижних, так и в верхних отделах плевральной полости. Это было особенно важно у больных с секвестрацией легкого, когда первым этапом выполнялись диссекция нижней легочной связки и обработка аберрантного сосуда, а затем проводилась типичная лобэктомия.

Заключение

Робот-ассистированные анатомические резекции легких — эффективный и безопасный метод хирургического лечения неонкологических заболеваний легких. Плотные плевральные сращения при инфекционных заболеваниях легких не являются противопоказанием для использования робот-ассистированного доступа. Общее время операций, частота конверсий доступа и количество послеоперационных осложнений при применении данного метода у неонкологических больных сопоставимы с опубликованными результатами робот-ассистированных торакоскопических лобэктомий при раке легкого.

Автор, ответственный за переписку:

Кудряшов Григорий Геннадьевич — врач — торакальный хирург туберкулезного легочно-хирургического (торакального) отделения № 3 Центра торакальной хирургии ФГБУ «СПб НИИФ» Минздрава России.

Нелёгкая хирургия лёгких. Как сегодня делают операции?

В чём сложность операций на органах дыхания, что такое «матовое стекло» и как беречь лёгкие, АиФ.ru рассказал Дмитрий Базаров, доктор медицинских наук, заведующий отделением торакальной хирургии и онкологии Российского научного центра хирургии им. Петровского (РНЦХ).

Несколько бригад для одной операции

— Дмитрий Владимирович, что сейчас считается важнейшим трендом в хирургии?

— Современная хирургия развивается по пути снижения травматичных тяжёлых необратимых последствий операции для пациента. На заре хирургии трахеи, например, в некоторых случаях пациенты «просыпались» с необратимым поражением мозговой деятельности, потому что операция на дыхательных путях порой требует полной остановки дыхания больного.

Так как РНЦХ им. академика Петровского — не просто медицинское, а в первую очередь научно-клиническое учреждение, обладающее высоким статусом государственного научного центра Российской Федерации, здесь разработаны методы обеспечения анестезиологической защиты и безопасности операций на лёгких и дыхательных путях, которые не требуют остановки дыхания. Конечно, это результат величайшего профессионализма анестезиологов центра. Они не просто врачи, а учёные, авторы оригинальных разработок и патриоты своего дела.

— Как помочь пациенту, у которого, помимо основного заболевания, имеется второе, не менее тяжёлое? К примеру, когда у больного раком лёгкого выявлена ишемическая болезнь сердца?

— В этом случае есть два варианта. Либо сделать несколько отдельных операций: сначала — на одном органе, потом — на другом (со всеми вытекающими последствиями), либо сделать всего одну, но симультанную (сочетанную, одномоментную) операцию. Это ещё один прогрессивный подход к хирургическому лечению.

Во время такой операции собираются несколько хирургических бригад разных специальностей: кардио-аортальные хирурги (сердце и аорта), торакальные хирурги (грудная клетка и лёгкие), абдоминальные хирурги (пищевод, желудочно-кишечный тракт), микрохирурги и т. д., и т. п. Их состав зависит от конкретного диагноза. Таким образом, во время одного симультанного хирургического вмешательства пациенту проводится сразу несколько различных операций, направленных на избавление от нескольких заболеваний, не связанных между собой, но в равной степени угрожающих его здоровью и жизни. В нашей практике рекордом была совместная работа 5 хирургических бригад.

Конечно, для проведения таких операций необходимо, чтобы в медучреждении работали хирурги соответствующих специализаций. Поэтому лидирующие мировые медицинские центры идут по пути многопрофильности. Наш центр в этом смысле обладает преимуществом. Мы изначально, ещё 60 лет назад, были созданы как многопрофильный хирургический научный и экспериментальный центр. Сейчас у нас 32 отделения, которые охватывают все существующие на сегодняшний день направления хирургического лечения: пищевод, печень, поджелудочную железу, желудок и кишечник, диафрагму, сердце и сосуды, лёгкие, почки, головной мозг, мочеполовую систему, позвоночник. У нас оперируют и варикозное расширение вен, грыжу, все виды онкологии, выполняют операции реконструктивно-пластической хирургии.

Ювелирная работа

— В чём особенности операций на органах грудной клетки? И что нового есть именно в хирургии лёгких?

— Глобальный тренд хирургии лёгких — это методика торакоскопии, то есть выполнение операций с помощью небольших разрезов, которые часто называют проколами. Разрезы могут быть от 0,5 см до 3 см. В них хирург вводит инструменты, имеющие вид тоненьких палочек, а также тонкую видеокамеру. Изображение передаётся на монитор, и хирург, глядя на него, выполняет операцию порой высочайшей сложности.

Читайте также:
Сцинтиграфия печени и селезенки: показания, статический вид, ход проведения, преимущества, расшифровка

Конечно, для видеоторакоскопических операций принципиально важно, чтобы в клинике было высокотехнологичное оборудование. И наш центр — один из немногих в мире, где такие операции производятся инструментами собственной разработки и отечественного производства. Этот набор инструментов по нашему техзаданию и эскизам изготовили на одном из российских приборостроительных предприятий.

«Торакальная команда»

— Как и когда торакальный хирург становится настоящим профессионалом своего дела?

— Миссия нашего центра — синергичное всестороннее развитие российской школы хирургии. Сюда входит и лечение, и научная деятельность, и подготовка молодых хирургов, и помощь хирургам всех регионов России как в виде телеконсультаций, так и в виде выездных операций. Поэтому у нас есть такая негласная традиция: начав работать лечащим врачом и ассистировать на операциях, ты должен защитить кандидатскую диссертацию по своему профилю. На это уходит от 2 до 5 лет.

Если же ты хочешь двигаться дальше, то надо начинать работу над докторской диссертацией и параллельно готовить себя к более сложным операциям. Где-то на 7-10 году — в зависимости от технической подготовки и навыков — тебе начинают поручать более сложные операции. Кажется, что очень долго. Но это нормальная мировая практика, ведь эволюция хирурга не происходит мгновенно. Те молодые врачи, которые не готовы так долго ждать, выбирают себе другой путь.

Я скажу больше: хирург должен учиться постоянно. Анализируя свои операции 5-летней давности, понимаю, что нет предела совершенству. Поэтому в РНЦХ им. Петровского мы проводим большое количество мастер-классов и курсов для оперирующих хирургов и сами постоянно обучаемся. Можно с уверенностью говорить, что в центре создана и успешно работает своя хирургическая школа, в которой ежегодно проходят обучение 125 ординаторов и аспирантов. Многие наши выпускники сейчас работают ведущими хирургами и руководителями хирургических отделений в разных регионах России и некоторых странах Ближнего зарубежья.

— Кто-то ещё входит в команду хирурга?

— Я уже упоминал про виртуозных торакальных анестезиологов. Это профессора Маргарита Выжигина, Алексей Кавочкин, Дмитрий Кабаков, успешно сочетающие практическую работу и научную деятельность. Также в нашу команду входят не менее профессиональные диагносты, реаниматологи, эндоскописты-бронхологи.

Очень важна роль хирургов-ассистентов — блестящих торакальных хирургов, кандидата медицинских наук Александра Григорчука и Эдуарда Боранова, который в следующем году планирует защищать диссертацию.

В центре работают профессиональные медицинские сёстры с высоким уровнем милосердия к пациентам. У нашей операционной сестры Дарьи Полюхиной, помимо профильного образования, имеется высшее образование по специальности «медицинская аппаратура».

Знаете, в мировой хирургии есть такой показатель, как профилактика осложнений после операций. РНЦХ по этому показателю один из лучших в мире. И как минимум на 80% это заслуга сестринского состава.

Советы по профилактике

— Нынешний коронавирус почему-то «полюбил» лёгкие. Действительно ли «матовое стекло» в них — отличительный признак ковида?

— «Матовое стекло» как признак коронавируса рассасывается через 3-4 месяца. Если же этого не происходит, то стоит обратиться к специалисту-онкологу. В нашем отделении доля онкологических пациентов составляет более 60%. И часто пациенты обращаются к нам именно по поводу впервые выявленного «матового стекла». Более чем у половины из тех, у кого было выявлено «матовое стекло», в результате биопсии выявляется картина предракового поражения либо аденокарциномы.

— Как беречь лёгкие, особенно во время пандемии? Что вы порекомендуете нашим читателям?

— Сберечь лёгкие можно, избегая вредных привычек в виде курения. Надо отказаться, в том числе от курения кальяна, воздержаться от курения электронных сигарет. По возможности выбираться в выходные на прогулку в парк или за город, насыщая свои лёгкие чистым воздухом. И, конечно, в нынешней эпидемиологической ситуации не стоит пренебрегать ношением масок, польза от них определенно есть.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: