Таргетная терапия в онкологии (лечение при раке): что такое, виды препаратов

Таргетная терапия опухолей

Инновационная технология лечения злокачественных опухолей — таргетная терапия — возникла почти полвека назад, когда ещё не было термина «таргетная», не было понимания противоопухолевого механизма действия и даже не совсем ясно представляли молекулярные характеристики рака, через которые реализуется лечебный эффект лекарств.

Первыми проводниками таргетной терапии в онкологии, буквально «удара по конкретной цели», стали гормональные препараты, успешно убивавшие клетки рака молочной железы. Четверть века назад стали понимать подоплёку механизмов противоопухолевого действия, но не сами механизмы, и полтора десятилетия назад появился термин «таргетная терапия».

  • Преимущества таргетной терапии
  • Препараты для таргетной терапии
  • При каких онкозаболеваниях применяют таргетную терапию?
  • Таргетная терапия в лечении рака молочной железы
  • Таргетная терапия при метастатическом раке легкого
  • Таргетная терапия при меланоме
  • Таргетная терапия при раке поджелудочной железы
  • Таргетная терапия при колоректальном раке
  • Таргетная терапия при раке желудка
  • Таргетная терапия при раке почки
  • Отзыв пациента о таргетной терапии
  • Цены

Сегодня поиск лекарственных средств идёт целенаправленно и в клинической практике уже используются три варианта таргетного воздействия:

  1. Действие на определённые клеточные мишени, в числе которых рецепторы половых гормонов, гены и внутриклеточные ферменты.
  2. Повреждение обеспечивающих нормальную жизнедеятельность раковой опухоли внеклеточных структур, например, питающих опухоль сосудов.
  3. Выключение передачи внутриклеточных биохимических сигналов, которые позволяют раку жить и размножаться, в цепочке биохимических реакций — сигнального пути.

Таргетная терапия входит в лекарственное противоопухолевое лечение, но постепенно отделяется от понятия химиотерапии, поскольку механизм действия иной, но результат общий — уничтожение рака. Лекарства эти применяются только вместе с цитостатиками и усиливают их эффективность.

Нельзя утверждать, что препараты таргетной терапии не дают осложнений, потому что не повреждают здоровые клетки. Действительно, в нормальных клетках нет генов, на которые они влияют, и концентрация «целевого продукта» выше, тем не менее клеточную биохимию они нарушают, отчего развиваются своеобразные побочные эффекты.

Преимущества таргетной терапии

Можно выделить следующие преимущества таргетных препаратов:

  • Они могут быть эффективны против рака, который слабо отвечает на химиотерапию. Если химиопрепараты перестают помогать, и раковые клетки обладают определенными молекулярно-генетическими свойствами, таргетная терапия становится основным видом лечения.
  • Таргетные препараты не атакуют, как химиопрепараты, все быстро делящиеся клетки без разбора. У них есть конкретная «мишень». Они действуют более прицельно, поэтому вызывают меньше побочных эффектов.
  • Таргетные препараты, будучи добавлены к курсу химиотерапии, могут существенно повысить эффективность лечения.
  • Зачастую таргетные препараты помогают лечить запущенный рак как временно хроническое заболевание, подарить пациенту недели, месяцы, а иногда и годы жизни.

Препараты для таргетной терапии

В настоящее время существует довольно много разных таргетных препаратов. Одни уже давно внедрены в клиническую практику, другие недавно закончили или все еще проходят испытания. В зависимости от эффектов, их можно разделить, на несколько групп:

  • В каждой клетке человека работают так называемые сигнальные пути — каскады химических реакций, итогом которых является то или иное событие. Таргетные препараты могут блокировать звенья в сигнальных путях, отвечающих за размножение клеток.
  • Некоторые препараты изменяют важные белки таким образом, что клетка погибает.
  • Злокачественная опухоль активно растет и распространяется по организму, поэтому ей нужно много кислорода и питательных веществ. Раковые клетки выделяют вещества, которые стимулируют ангиогенез — рост новых сосудов. Существуют антиангиогенные таргетные препараты, которые могут их заблокировать.
  • Воздействуя на некоторые молекулы, можно активировать иммунитет, заставить его распознавать и убивать раковые клетки.
  • Есть таргетные препараты, которые вводят в раковые клетки токсины (при этом не затрагивая здоровые клетки), уничтожающие их.

При каких онкозаболеваниях применяют таргетную терапию?

Чтобы разобраться, будет ли эффективна таргетная терапия у конкретного пациента, необходимо провести молекулярно-генетический анализ клеток опухоли. Это поможет понять, есть ли в раковых клетках «мишень», против которой направлен тот или иной таргетный препарат. Зачастую врач назначает таргетную терапию при метастазах, при раке IV стадии, если другие препараты оказались неэффективны, если, несмотря на лечение, опухоль продолжает расти и распространяться по организму.

Таргетная терапия в лечении рака молочной железы

Рак молочной железы первым подвергся таргетной терапии в виде антигормонального препарата тамоксифена из группы антиэстрогенов. Внутри ядра клетки молочной железы находится гормональный рецептор, который соединяется с циркулирующими в крови половыми гормонами. Образовавшийся в результате слияния комплекс «рецептор+гормон» даёт импульс для дальнейшей клеточной жизнедеятельности: росту, размножению, изменению функций, то есть несёт в себе программу дальнейшей жизни (см. клинические исследования).

Гормональные препараты, созданные для лечения рака молочной железы, весьма похожи на настоящие гормоны, но несут в себе не программу жизни рака, а программу его смерти, и гормональный рецептор активно выбирает не родной гормон, а лекарство. Сегодня наряду с тамоксифеном используются антиэстрогены торемифен (фарестон) и фульвестрант (фазлодекс).

Вторую группу таргетных гормональных средств составляют ингибиторы фермента ароматазы, превращающего один вид полового гормона в другой. Ароматаза находится в жировой клетчатке и синтезируется яичниками, выключение её с помощью лекарственного препарата нарушает синтез гормона, в котором нуждаются раковые клетки.

Лечение герцептином

Чувствительность к химиотерапии можно предсказать по наличию специфического гена HER2-neu — гена множественной лекарственной резистентности. Обнаружение этого гена говорит о том, что опухоль может не реагировать на присутствие лекарства-убийцы.

Раковая клетка пытается избежать гибели несколькими способами, одновременно включая механизмы:

  • быстрого выведения химиопрепаратов в межклеточное пространство;
  • обезвреживая цитостатик специальными белками;
  • быстро восстанавливая повреждения;
  • изменяя мишень для препарата, предлагая ему похожий белок, не имеющий принципиального значения для дальнейшей жизнедеятельности;
  • изменяя роль ключевых генов, контролирующих клеточный апоптоз (гибель), которые больше не могут запустить фатальные изменения.

Найден ключевой ген рака молочной железы, получивший название HER 2, и заставляющий рецепторы на клеточной поверхности избыточно активно захватывать факторы клеточного роста, что приводит к неуправляемому делению. В некоторых случаях ген амплифицируется, то есть образует в ДНК не одну, а целый пучок генетических копий.

Блокирует ген HER 2 препарат герцептин (трастузумаб). Сам по себе герцептин не убивает рак, а «снимает» с него устойчивость к лекарствам, поэтому применяется вместе с химиопрепаратами. Замечена связь герцептина с иммунными защитниками, при большой концентрации в раке Т-лимфоцитов активность герцептина снижается.

Читайте также:
Стентирование пищевода: подробное описание, противопоказания, ход выполнения, уход после

Помогает работе герцептина ещё один таргетный препарат перьета (пертузумаб) — белок, синтезируемый иммунными клетками, или моноклональное антитело. Перьета на поверхности раковой клетки соединяется с определённым рецептором, не позволяя фактору роста проникнуть внутрь и активировать ген HER2. Перьета вводится вместе с герцептином и химиопрепаратом доцетакселом.

Аналогично герцептину работает лапатиниб (тайверб), применяемый во второй очереди после герцептина с перьетой.

Таргетная терапия при метастатическом раке легкого

Таргетные препараты при немелкоклеточном раке легкого могут применяться в сочетании с химиопрепаратами или самостоятельно. Применяются препараты, которые блокируют ангиогенез (рамицирумаб, бевацизумаб), мутантные белки, заставляющие раковые клетки размножаться: EGFR (афатиниб, эрлотиниб, гефитиниб), ALK (бригатиниб, алектиниб, церитиниб, кризотиниб), BRAF (траметиниб, дабрафениб).

Таргетная терапия при меланоме

Исследования показывают, что примерно в половине всех меланом клетки имеют мутацию в гене BRAF. Из-за этого в них образуется одноименный мутантный белок, и они быстро размножаются. В таких случаях эффективны таргетные препараты из группы ингибиторов BRAF: дабрафениб, вемурафениб.

В тандеме с геном BRAF работает ген MEK. Если в нем обнаружена мутация, врач может назначить ингибиторы MEK: кобиметиниб и траметиниб.

Некоторые меланомы (на участках кожи, на которые постоянно воздействуют солнечные лучи, на ладонях и подошвах, слизистых оболочках, под ногтями) имеют мутацию в гене C-KIT. При этом могут помочь препараты иматиниб и нилотиниб.

Таргетная терапия при раке поджелудочной железы

На поздних стадиях рака поджелудочной железы некоторым пациентам назначают химиотерапию в сочетании с эрлотинибом, таргетным препаратом, который блокирует рецептор эпидермального фактора роста (EGFR).

Таргетная терапия при колоректальном раке

При раке толстой и прямой кишки применяются три группы таргетных препаратов:

  • Ингибиторы фактор роста эндотелия сосудов (VEGF), белка, который вырабатывается раковыми клетками и стимулирует ангиогенез: рамуцирумаб, бевацизумаб.
  • Ингибиторы рецепторов эпидермального фактора роста, которые находятся на поверхности раковых клеток и, находясь в активном состоянии, заставляют их размножаться: панитумумаб, цетуксимаб.
  • Ингибиторы киназы — белка-фермента, который выполняет разные функции, в том числе стимулирует клеточный рост: регорафениб.

Таргетная терапия при раке желудка

Примерно в 1 из 5 случаев в клетках злокачественных опухолей желудка содержится повышенное количество белка HER2-neu (или только HER2), который стимулирует их размножение. В таких случаях применяют таргетный препарат трастузумаб (Герцептин). Также при раке желудка применяют ингибитор ангиогенеза рамуцирумаб (Цирамза).

Таргетная терапия при раке почки

При раке почек применяют:

  • Таргетные препараты, которые блокируют ангиогенез: бевацизумаб.
  • Таргетные препараты, которые блокируют белки-тирозинкиназы: сорафениб, сунитиниб, пазопаниб, акситиниб, кабозантиниб, ленватиниб.
  • Таргетные препараты, которые блокируют белок mTOR: темсиролимус, эверолимус.

Отзыв пациента о таргетной терапии

Я нашла клинику по принципу применения таргетной терапии. Искала тщательно и выяснила, что у «Евроонко» самый большой опыт её применения для лечения меланомы. Меня приняли очень быстро, подтвердили диагноз и по гистологическому исследованию назначили дабрафениб, так как есть браф-мутация. Сейчас прохожу второй курс. Побочные эффекты есть, но не такие, как при обычной химии. Судя по динамике, всё хорошо, и вполне можно ожидать хорошего исхода. Доктору Пылёву доверяю полностью. Считаю, что с клиникой и врачами мне очень повезло.

  • Консультация химиотерапевта — 6900 руб.
  • Проведение внутрипузырной химиотерапии (без стоимости лекарственных препаратов) — 26400 руб.
  • Проведение внутрибрюшинной химиотерапии (без стоимости лекарственных препаратов) — 24100 руб.
  • Проведение иммунотерапии (без стоимости лекарственных препаратов) — 19000 руб.
  • Проведение интратекальной химиотерапии — 26600 руб.
  • Проведение гипертермической интраперитонеальной химиотерапии — 352000 руб.
  • Проведение химиотерапии с использованием инфузионной помпы 1 сутки (без стоимости лекарственных препаратов) — 22600 руб.
  • Проведение анти PD-1 терапии — 423500 руб.

В «Евроонко» не ограничиваются химиотерапией, а при всех известных злокачественных заболеваниях используют весь спектр противоопухолевых средств, в том числе и инновационную таргетную терапию. Специальные программы помогают лучшей переносимости лечения и улучшению результатов противоопухолевой терапии.

Таргетная терапия: принцип действия, показания и возможные осложнения

Что такое таргетная терапия?

Таргетная терапия – это новый современный вид лечения, который направлен на борьбу с опухолевыми клетками. Название методики произошло от английского слова «target», обозначающего «цель» или «мишень». Отличие этого вида лечения от химиотерапии состоит в том, что таргетные препараты действуют направленно на молекулы, участвующие в канцерогенезе, то есть, в процессе образования опухоли. А химиотерапия действует на все активно делящиеся клетки – и на опухолевые, и на нормальные. Поэтому при таргетной терапии здоровые ткани не повреждаются, что позволяет минимизировать побочные действия противоопухолевого лечения.

Первые таргетные препараты были разработаны в 80–90-х годах 20 века. Это антистероидные препараты: антиэстрогены и антиандрогены, то есть это гормональная терапия. Определить принадлежность таргетных препаратов можно по их названию: моноклональные антитела имеют окончание МАБ, малые молекулы ингибиторы киназ – ИБ.

Что такое моноклональные антитела?

Моноклональные антитела – это крупные белковые молекулы натурального происхождения. Они действуют на поверхности клеток, блокируя рецепторы к факторам роста. К ним относятся: трастузумаб, пертузумаб, цетуксимаб, панитумумаб, афлиберцепт, ритуксимаб. Это международные запатентованные названия препаратов. Они могут иметь торговые названия, которые присваиваются производителями, но если внимательно изучить упаковку, то можно найти их международные названия.

Что такое малые молекулы?

Малые молекулы – это полностью синтезированные химические вещества. Они способны проникать внутрь клетки и воздействовать на различные мишени, тем самым блокируя деление клетки. К ним относятся: афатиниб, иматиниб, гефитиниб, эрлотиниб, сунитиниб, лапатиниб, сорафениб, темсиролимус, эверолимус, пазопаниб, кризотиниб, дабрафениб.

Как применяется таргетная терапия?

Таргетная терапия может использоваться как самостоятельный метод лечения и в комбинации с химиотерапией, гормональной терапией или иммунной терапией. Моноклональные тела вводятся внутривенно один раз в 2–3 недели. Малые молекулы принимаются в виде таблетированных препаратов ежедневно. Прием таргетных препаратов может быть продолжительным – пока терапия действует, и нет прогрессирования заболевания.

Какие преимущества у таргетной терапии?

Достоинствами таргетной терапии являются:

  • прицельное, точечное влияние на причину патологии;
  • сравнительная хорошая переносимость;
  • минимальный набор побочных явлений;
  • возможность сочетания разных лекарственных средств;
  • удобство применения – таргетные препараты имеют таблетированную форму, их можно принимать дома и не находиться в стационаре.

Какие недостатки у таргетной терапии?

Процесс создания препаратов на основе моноклональных антител сложный и дорогостоящий. Предполагалось, что такой молекулярно нацеленный механизм действия поможет уменьшить сопутствующую побочную патологию. Однако достигнуть этого результата при помощи таргетной терапии удалось не полностью. Оказалось, что мишени, которые блокируются в опухолевых клетках, имеют и свое физиологическое назначение в нормальных клетках. Поэтому при их блокировке возникают побочные действия, которые ранее не были известны при проведении химиотерапии.

Читайте также:
Питание при раке (белковое, лечебное, энтеральное, специальное): что можно онкобольным, противопоказания диеты, что нельзя принимать в пищу

Зачем определять мутации генов при назначении тергетных препаратов?

Все изменения в опухолевых клетках, так или иначе, связаны с мутацией определенных генов. Сегодня изучено более десятка таких мутаций, что позволило разработать таргетные препараты, снижающие влияние этих факторов. При этом таргетная терапия должна быть подобрана, исходя из имеющейся у пациента той или иной мутации гена. Ведь при одном и том же заболевании возможен разный набор мутаций и потребуется назначение разных препаратов.

Чтобы таргетная терапия попала в цель – должна быть установлена мишень, поэтому для определения возможностей таргетной терапии назначается выполнение молекулярно-генетического или иммуногистохимического анализа. Задача этих исследований – выявление наиболее частых мутаций, которые могут послужить мишенью для таргетных препаратов. Если такие мутации обнаружены, то назначается таргетная терапия. Если никаких мутаций не выявлено, то будет назначаться другой вид противоопухолевого лечения. В некоторых случаях необходимо сочетать несколько видов противоопухолевого лечения.

Таргетная терапия при раке молочной железы

Для назначения гормональной терапии пациентам со злокачественными новообразованиями молочной железы рекомендуется выполнение иммуногистохимического исследования для определения рецепторов эстрогенов и прогестеронов. Определение экспрессии HER2 и введение препаратов трастузумаб, пертузумаб, лапатиниб. Также пациентам с заболеванием молочной железы рекомендуется проведение анализа крови на BRCA мутацию, для решения вопроса о назначении терапии препаратом олапариб. В зависимости от биологического вида опухоли лечение может быть разным.

Таргетная терапия при раке легкого

При раке легкого пациентам рекомендуется проведение молекулярно-генетического исследования для определения мутаций:

  • EGFR – для назначения таких препаратов, как гефитиниб, эрлотиниб, афатиниб, осимертиниб;
  • ALK – для назначения терапии кризотинибом, церитинибом, алектинибом;
  • ROS 1 – для назначения терапии кризотинибом;
  • BRAF V600E – позволяет поставить вопрос о назначение терапии дабрафенибом.

Назначение бевацизумаба и пембролизумаба не требует определение каких-либо мутаций. Бевацизумаб может назначаться пациентам только с аденокарциномой легкого, пембролизумаб только при неплоскоклеточном, немелкоклеточном раке легкого без активирующих мутаций.

Таргетная терапия при колоректальном раке

При опухолях кишечника необходимо выполнение молекулярно-генетического исследования для определения мутаций KRAS, NRAS, BRAF. В зависимости от наличия или отсутствия этих мутаций рекомендуется назначение препаратов цетуксимаб, панитумумаб, бевацизумаб и афлиберцепт. Выявление мутации BRAF дает возможность назначить дабрафениб и траметиниб.

Для назначения препаратов регорафениб и рамуцирумаб выявление мутаций не требуется. Однако они показаны только во второй и последующих линиях лечения. Также пациентам с заболеванием кишечника рекомендуется выполнение иммуногистохимического исследования для выявления микросателлитной нестабильности, которая позволяет назначить терапию препаратом пембролизумаб.

Таргетная терапия при опухолях головы и шеи

При опухолях головы и шеи возможно назначение такого препарата как цетуксимаб. В отличие от опухолей кишечника в данной ситуации пациентам не требуются исследования для выявления каких-либо мутаций. И этот препарат может назначаться одновременно с проведением лучевой терапии.

Таргетная терапия при раке яичника

Пациентам с заболеваниями яичников, особенно с рецидивирующими, назначается терапия препаратом бевацизумаб в комбинации с химиотерапией. Также возможно назначение в самостоятельном, поддерживающем режиме, независимо от каких-либо мутаций. Новым препаратом для лечения опухолей яичников является олапариб. Для его назначения необходимо выполнить анализ крови на BRCA мутацию.

Таргетная терапия при меланоме

При меланоме рекомендовано назначение молекулярно-генетического исследования на определение мутации BRAF V600E и назначение препаратов дабрафениб и вемурафениб. Ипилимумаб назначается во второй и последующих линиях терапии независимо от мутации BRAF.

Таргетная терапия при раке почки

Опухоли почки – это особенное заболевание, поскольку при его лечении используются только таргетные препараты. И проведение анализа на определение каких-либо мутаций не требуется. Всем пациентам с заболеванием почки возможно назначение таргетных препаратов.

Какие осложнения возможны при применении таргетной терапии?

Таргетные препараты работают более эффективно, чем химиотерапия. Но они все-таки могут влиять на работу нормальных клеток и, соответственно, вызывать побочные действия. Поэтому терапия таргетными препаратами должна проводиться под контролем врача-онколога.

Со стороны сердечнососудистой системы могут наблюдаться: повышение артериального давления, аритмия, тромбозы, инфаркт миокарда, миокардиты, периокардиты, кардимиопатия и сердечная недостаточность.

Со стороны дыхательной системы возможно появление инфильтратов в легких, интерстицального пневмонита, облитерирующего бронхиолита. В условиях нынешней эпидемиологической обстановки важно отличать осложнения таргетной терапии от возможных вирусных поражений легких.

Со стороны мочевыделительной системы возможно появление протеинурии, нефротического синдрома и почечной недостаточности.

Со стороны желудочно-кишечного тракта возможны диарея и перфорация кишечника.

Со стороны кожи частым побочным явлением становится сыпь.

Можно ли проводить таргетную терапии пожилым людям?

Пожилые люди часто подвергаются дискриминации в связи с возрастом. Многие исследования показали, что таргетная терапия показана данной группе пациентов, поскольку этот вид лечения менее токсичен, чем химиотерапия. Но необходимо учитывать сопутствующую патологию пациентов, поскольку ингибиторы антиогенеза могут вызвать тромбоз и гипертонию. Ингибиторы тирозинкиназы обладают более высокой частотой сердечной недостаточности, поэтому пациентам пожилого возраста необходим строгий мониторинг осложнений.

Но у пациентов пожилого возраста некоторые таргетные препараты имеют свои особенности. Например, афлиберцепт у пациентов старше 65 лет вызывает риск развития диареи, головокружений, астении, снижения массы тела и дегидратации. Гефитиниб у пациентов старше 55 лет повышает риск развития интерстициального поражения легких. У других таргетных препаратов не было выявлено никаких особенностей при применении у пациентов пожилого возраста.

Таким образом, можно сделать вывод, что таргетная терапия – это современный вид противоопухолевого лечения, который показан при разных локализациях опухолевого процесса, но для его назначения необходимо определение специальных рецепторов. Данный вид терапии позволяет добиться лучших результатов лечения и при этом снизить токсичность действия на весь организм в целом, тем самым улучшить качество жизни пациентов.

Список литературы:

  1. Matti S. Aapro, Dirk Schrijvers et al. “ESMO handbook of cancer in the senior patient. 2 nd edition” (2015).
  2. Practical assessment and management of vulnerabilities in Older patients receiving chemotherapy: ASCO guideline for geriatric oncology. Published ahead of print may 21, 2018.
  3. NCCN Older Adult Oncology Guidelines Version1.2020.
  4. Афлиберцепт инструкция по применению ЛП-002534, 2014г.
  5. Бевацизумаб инструкция по применению ЛС-000533-070416, 2016г.
Читайте также:
Ректиты после лучевой терапии прямой кишки: 6 способов лечения, диета

Алексеева Ю.В. , врач-онколог, химиотерапевт НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова

Таргетная терапия в онкологии

Рецензент материала

Профессор Капранов С.А. — Доктор медицинских наук, дважды Лауреат Государственных Премий Правительства Российской Федерации в области науки и техники, Лауреат Премии Ленинского Комсомола, автор более 350 научных работ по медицине, 7 монографий, и 10 патентов на изобретения по медицине, за 30 лет личного опыта провел более чем 10 000 различных эндоваскулярных операций

Использование таргетной терапии в онкологии – это инновационный подход, исследуемый и модифицируемый около полувека. Изначально не было понятия «таргетный», имелось слабое представление про рак, а сам эффект от лечения оценить было невозможно. Потом появились гормональные препараты и некоторое понимание механизмов точечного воздействия на клетки рака. В XXI веке таргетная терапия вошла в онкомедицину как действенный метод лечения, подкреплённый научной аргументацией.

Наряду с гормональным или химиотерапевтическим лечением данный вид терапии основан на приёме специальных медикаментозных препаратов. Ключевым отличием таргетного воздействия является то, что разрушительный эффект оказывается исключительно на злокачественные клетки. Также таргетная терапия может блокировать процессы канцерогенеза (размножения клеток рака). Рассмотрим особенности и возможные направления применения данного метода в онкологии.

Развитие таргетной терапии и преимущества метода

Рак – это бич современного общества, а потому процесс борьбы с онкологическими заболеваниями никогда не прекращается. Непосредственно при исследовании таргетного воздействия ищут новые комбинации препаратов и генерируют действующие вещества, находящие и разрушающие злокачественного образования. На сегодняшний день таргетная терапия осуществляется в следующих формах:

  • воздействие на конкретные клеточные компоненты (рецепторы половых гормонов, элементы ДНК, ферменты);
  • повреждение структур, отвечающих за жизнедеятельность новообразований, к примеру, сосудистой системы, питающей клетки;
  • блокировка внутриклеточных биохимических сигналов, также отвечающих за развитие и распространение рака по организму.

Однако полного разделения таргетного воздействия и химиотерапии на данный момент не произошло, т.к. новые препараты, используемые в борьбе с раком, всё также сочетаются с цитостатиками для усиления эффективности. Потому и полного отсутствия побочных эффектов, в частности, проявляющихся в клеточной биохимии, гарантировать нельзя.

Преимущества таргетной терапии

Принято сравнивать данный метод с другими терапевтическими подходами к борьбе с раком. Выделяют следующие преимущества от использования таргетных средств:

  • В ряде случаев они дают куда лучший эффект, чем получают от химиотерапии. Когда химиотерапевтические средства не дают результата, а клеточная структура злокачественного образования устойчива к любым пробуемым комбинациям – таргетный подход становится основным.
  • Имея «мишень», таргетные препараты максимально лояльны к здоровым клеткам. Количество побочных эффектов от этого типа воздействия в разы меньше.
  • Таргетная терапия нередко назначается на поздних стадиях заболевания. Минимизируя количество отрицательных эффектов, можно значительно улучшить общее состояние пациента и продлить ему срок жизни.

Назначение этого метода, как единственного способа лечения, либо в комплексе с химиотерапией, может произвести только специалист. Зачастую это делается на консилиуме при поддержке коллег, изучивших клиническую картину пациента.

Стоит отметить, что этот подход к борьбе с раковыми опухолями актуален практически для каждого пациента. Необходимо провести лишь специализированные исследования, которые позволят отобрать наиболее эффективные действующие вещества под каждый конкретный случай заболевания.

Разнообразие таргетных препаратов

Сегодня существует множество таргетных средств для осуществления точечного лечения различных форм рака. Некоторые активно используются в медицинской практике, другие же еще не связаны с онкологией, поскольку лишь тестируются или проходят клинические испытания. Исходя из эффекта, оказываемого в процессе лечения теми или иными таргетными средствами, все они делятся на следующие группы:

  • блокираторы звеньев в сигнальных путях, обеспечивающих процесс клеточного размножения;
  • программаторы белков, меняющие структуру клеток таким образом, чтобы они самоуничтожались;
  • антиангиогенные таргетные препараты, направленные на блокировку роста сосудов, подающих к очагам рака кислород и прочие необходимые компоненты;
  • активаторы иммунной защиты, программирующие ряд молекул на уничтожение клеток рака;
  • поставщики токсинов в злокачественные клетки, не затрагивающие здоровые объекты.

Конкретный способ борьбы с раком может определить исключительно лечащий врач, имеющий полное представление об особенностях развивающейся опухоли. Его рекомендации следует исполнять беспрекословно, избегая какого-либо самолечения. Любые народные средства или препараты, помогающие знакомым и родственникам, лишь отнимут время, которое может быть потрачено лечащим врачом с пользой.

Виды рака, поддающиеся таргетной терапии

Эффективность таргетного способа лечения можно оценить только после молекулярно-генетического анализа клеточной структуры рака. Цель исследования заключается в том, чтобы найти ту самую «мишень», на которую будут направлены применяемые препараты. Чаще всего таргетную терапию назначают на финальных стадиях развития рака с очевидной безрезультативностью других форм лечения и метастазированием. Рассмотрим виды заболеваний, поддающихся лечению препаратами таргетного типа.

При раке молочной железы

Прямое воздействие оказывается на гормональный рецептор, расположенный внутри железы. Тот, в свою очередь, функционирует в сочетании с половыми гормонами, находящимися в крови. Применяемый препарат подменяет гормон, таким образом рак уничтожается стандартным функционалом организма. Также возможна подмена половых гормонов в целях блокировки продуцирования веществ, необходимых клеткам рака.

При раке легкого

В данном случае таргетная терапия часто сочетается с химиотерапией, но может быть и одиночным методом. Суть таргетных препаратов заключается в том, чтобы заблокировать ангиогинез, исключить из работы органа мутантные белки, приводящие к тому, что клетки рака активно размножаются.

При колоректальном раке

При лечении формы рака, поражающей толстую и прямую кишку, применяются препараты, воздействующие на следующие элементы:

  • эндотелий сосудов, питающих раковые клетки, а также белок, стимулирующий ангиогенез;
  • рецепторы эпидермального роста, расположенные на поверхности злокачественного образования;
  • киназу – ферментный белок с разным функциями.

В зависимости от индивидуальных показаний лечение может осуществляться как в комплексе, так и по одному из направлений.

При раке почки

Опять же, когда раком поражаются почки, таргетные препараты нацелены на блокировку ангиогинеза, а также белков тирозинкиназы и mTOR.

Внимание! Это далеко не весь перечень опухолей, которые поддаются лечению посредством таргетной терапии. В сети Интернет вы можете найти обширный перечень таргетных препаратов, подходящих для каждого конкретного случая. Однако назначение на лечение может дать исключительно профильный специалист после тщательного осмотра, лабораторных исследований и составления оптимального плана приёма препаратов.

Возможные побочные эффекты таргетной терапии

Как уже было сказано, таргетная терапия отличается от химиотерапии тем, что оказывает минимум негативного воздействия на здоровые клетки организма. Если при лечении в комплексе с химиотерапией появление побочных эффектов очевидно, то самостоятельное применение таргетных препаратов вызывает иной спектр негативных проявлений.

  1. Сорафениб может поражать ладони и подошвы (эритродизестезия), вызывать артериальную гипертензию, диарею и т.д.
  2. Ленватиниб к вышеперечисленному может добавить протеинурию, ухудшить аппетит, вызвать тромбоцитопению и т.д.
  3. Вандетаниб – привести к образованию сыпи, помутнению роговицы глаза, спровоцировать различные аномалии на электрокардиограмме и т.д.
Читайте также:
5 последствий лучевой терапии головного мозга в онкологии (тотальной): что такое, питание после, эффект

Во избежание подобных эффектов, на определённое время лечение любой формы рака может быть приостановлено, либо специалист уменьшит дозировку, негативно влияющего на организм препарата. Также может последовать отказ от химиотерапии, как сопутствующего метода. Для улучшения самочувствия и восстановления пораженных побочными эффектами участков могут быть назначены сопроводительные препараты.

Чтобы можно было проконтролировать приём медикаментов, когда осуществляется лечение посредством таргетной терапии, пациент госпитализируется. Если выраженные побочные эффекты отсутствуют, а больной легко переносит все действующие вещества, то в дальнейшем лечебный процесс проводится амбулаторно.

Поддержка больных

Также при борьбе с раковыми заболеваниями одной из ключевых задач врача и самого пациента является формирование положительного психоэмоционального фона. Независимо от того, какой метод воздействия избран, будь то таргетная терапия или облучение раковых клеток, недопустимо настраиваться на отрицательный результат.

Квалифицированные специалисты способствуют улучшению настроения и общего самочувствия пациентов следующим образом:

  • назначают медикаменты, которые позволяют справиться с сопутствующими патологиями;
  • вводят антипсихотические препараты;
  • назначают обезболивающие средства, устраняющие болевой синдром при необходимости;
  • устанавливают контроль реаниматологов, постоянно следящих за гомеостазом и другими показателями организма;
  • назначают физиотерапевтические процедуры и т.д.

При этом больной должен постоянно находиться в благоприятных условиях. Насколько бы эффективна ни была таргетная терапия – положительный настрой вносит весомый вклад в конечный результат лечебного процесса.

Реабилитационный процесс

Как такового, восстановления после таргетной терапии нет, поскольку она не имеет выраженного побочного действия, что было сказано ранее. Однако стоит помнить, что таргетная терапия неизменно связана с действующими веществами химиотерапевтического формата, а потому при восстановлении пациентов, прошедших комплекс приёма таких средств актуальны все рекомендации, касающиеся второго метода. Об этих и других нюансах лечебного процесса читайте в статьях нашего сайта.

Зачастую сразу после выписки пациенты могут приступать к рабочему процессу, если, конечно же, речь не идёт о финишных стадиях развития раковой опухоли. В таком случае таргетная терапия изначально направлена лишь на продление срока жизни и улучшение состояния пациента.

Обращение в Центр профессора Капранова

Предлагаем пройти обследование в Центре эндоваскулярной хирургии. Обращайтесь в наше учреждение в Москве, чтобы получить компетентную помощь от высококвалифицированных врачей различного профиля.

Основные преимущества обращения за помощью в Центр профессора Капранова:

  • возможность прохождения всестороннего обследования и всех лабораторных/аппаратных анализов на месте;
  • огромный опыт каждого практикующего врача, дающего максимально обширные рекомендации и формирующего оптимальный план лечебного процесса;
  • комфортные условия пребывания пациентов (палаты, процедурные кабинеты, прочая инфраструктура центра);
  • ответственный медперсонал, который большую часть времени следит за самочувствием пациентов и оказывает им необходимую поддержку.

Всё это вы можете получить, договорившись с нами о первом обследовании. Это можно сделать как по телефону из раздела «Контакты», так и лично, приехав по указанному адресу.

Важно! В нашем Центре любой лечебный процесс осуществляется с применением исключительно сертифицированных медпрепаратов. Каждое лекарственно средство закупается у надёжных поставщиков с обязательным предоставлением сертификата качества. Речь идёт только о проверенных препаратах, прошедших клинические испытания.

На сайте можно прочитать ряд статей, посвященных каждому заболеванию в рамках нашего профиля. Из этих материалов вы узнаете о способах борьбы с патологиями, опухолями и прочими заболеваниями. Пользовательские отзывы подробнее расскажут о наших технических возможностях и качественном уровне обслуживания в Центре. Оставьте и свой комментарий, можно и с конструктивной критикой, которая поможет нам улучшить сервис.

Ценовая политика предоставляемых услуг является конкурентной. Конечную стоимость обслуживания мы формируем на основании индивидуальных особенностей заболевания и личных потребностей пациента. Никогда не назначаются лишние процедуры или принудительные операции, если можно добиться положительного эффекта и без хирургического вмешательства. Будьте здоровы, а мы постараемся вам в этом помочь!

Таргетная терапия в онкологии: прицельная борьба с болезнью

Ежегодно в мире регистрируется более 12 миллионов новых случаев рака [1] . Для 80% пациентов либо оказывается недостаточно только хирургического лечения, либо оно нецелесообразно: необходима традиционная химиотерапия, лучевое лечение. Суть цитостатического лечения состоит в том, чтобы посредством специальных лекарственных средств — цитотоксических ядов — повредить механизмы деления быстро пролиферирующих (делящихся) раковых клеток. Однако злокачественные опухоли имеют механизмы защиты от цитостатического лечения — довольно быстро мутируют, приобретая устойчивость к химиопрепаратам. К тому же цитостатики повреждают также здоровые клетки и ткани, вызывая нежелательные эффекты. Поэтому ученые вынуждены постоянно искать новые, более эффективные способы борьбы с раком.

В конце XX века стало известно, что опухолевые клетки отличаются по своему геному от нормальных и формируют специфические, только им свойственные рецепторы и белки. Именно эти белки поддерживают особенности раковых клеток — неконтролируемое деление, невосприимчивость к регуляторным сигналам организма, потеря способности к апоптозу (естественной гибели).

Узнав об этом, ученые стали разрабатывать средства, прицельно направленные на специфические онкогены и опухолевые белки. Так возникла таргетная терапия.

В чем суть таргетной терапии при раке

Английское слово target означает «мишень». В отличие от химиотерапии, которая «бьет» по всем клеткам без разбора, не различая «плохие» и «хорошие», таргетная терапия в онкологии направлена на строго определенные цели. Таргетные препараты подразделяются на несколько групп, об основных двух мы кратко расскажем ниже.

  1. Лекарственные средства, направленные на блокаду рецепторов к эпидермальным факторам роста (стимулирующим рост кожи на клеточном уровне) и факторам роста сосудов. В норме эти рецепторы (чувствительные нейронные клетки) активирует специальное вещество — лиганд. После присоединения лиганда к рецептору фактора роста клетка получает сигнал к делению. В злокачественных клетках этот процесс становится чрезмерно активен. Для этого есть несколько причин, связанных с мутацией генов:
    • регулирующих количество рецепторов, — их становится слишком много;
    • вызывающих изменение структуры рецепторов, которые становятся сверхактивны даже без воздействия на лиганды;
    • приводящих к тому, что раковая клетка вырабатывает слишком много веществ, активирующих рецепторы.

    В результате начинается неконтролируемое деление раковых, мутированных клеток, свойственное злокачественным опухолям. Если указанные выше факторы роста стимулируют деление непосредственно раковых клеток, то факторы роста сосудов обеспечивают снабжение злокачественной опухоли кровью и, следовательно, питательными веществами.
    В раковых клетках очень активный метаболизм, и уже при диаметре в 1–2 мм опухоль нуждается в дополнительном питании. Поэтому она вырабатывает вещества, стимулирующие рост дополнительных кровеносных сосудов — капилляров, которые будут поставлять это питание.
    Таргетные препараты связываются с рецепторами факторов роста, на принципах конкуренции мешая лигандам их активировать. Клетка не получает сигнал к делению и со временем погибает естественным образом (процесс естественной гибели клеток называется апоптозом). После блокады рецепторов ангиогенеза «лишние» сосуды растут не так активно, что, в свою очередь, ограничивает и рост злокачественного новообразования.

  2. Существует и другой механизм действия таргетных препаратов — блокировка белков, проводящих сигналы к делению от рецепторов . Чтобы клетка разделилась, она должна запасти питательные вещества, синтезировать все необходимые клеточные структуры, удвоить геном. Все эти процессы регулируются определенными белками. Таргетные препараты (специально созданные «малые молекулы») блокируют эти белки, таким образом тормозя процесс размножения злокачественных клеток.

Таргетная терапия опухолей повреждает, но насовсем не убивает раковые клетки. Она замедляет, ограничивает рост злокачественного новообразования, превращает его из стремительно развивающейся смертельной болезни в длительно текущее хроническое заболевание. Однако это позволяет продлить жизнь пациента с раковой опухолью на годы. В данном случае нет цели полностью вылечить от рака. Здесь речь идет о «мирном сосуществовании» пациента и раковой опухоли, и акцент делается на высокое качество жизни и ее продолжительность.

Виды терапии

По происхождению и химической структуре препараты таргетной терапии делятся на моноклональные антитела и низкомолекулярные ингибиторы — «малые молекулы».

  • Моноклональные антитела — это крупные белковые молекулы натурального происхождения. Они действуют на поверхности клеток, блокируя рецепторы к факторам роста. Процесс создания препаратов на основе моноклональных антител сложный и дорогостоящий. Сначала какому-то животному (обычно мышам) вводят раковые клетки, чтобы их организм запустил иммунную систему. После этого из крови выделяются B-лимфоциты, которые способны вырабатывать антитела к рецепторам злокачественных клеток. Из B-лимфоцитов создают культуру «бессмертных» клеток путем слияния с клетками миеломы (разновидности рака крови). Культура клеток начинает вырабатывать мышиные антитела, чужеродные для человека. Тогда в ход идут генно-инженерные манипуляции, позволяющие нейтрализовать реакции межвидовой несовместимости (между мышами и человеком). Так, в одном из вариантов участок антитела, отвечающий за противоопухолевые реакции, вырезается и переносится на «каркас» человеческого иммуноглобулина. Но существуют и полностью человеческие моноклональные антитела, также полученные с использованием методов генной инженерии.
    Препараты на основе моноклональных антител обычно имеют следующие активные вещества:
    • цетуксимаб (cetuximab) [2] ;
    • панитумумаб (panitumumab) [3] ;
    • трастузумаб (trastuzumab) [4] ;
    • бевацизумаб (bevacizumab) [5] ;
    • рамуцирумаб (ramucirumab) [6] .
  • «Малые молекулы» — это полностью химически синтезированные вещества. Они способны проникать внутрь клеток и действовать на различные мишени: блокировать внутриклеточную часть рецепторов факторов роста или белки, передающие сигналы к делению клетки, либо нарушать синтез этих белков.

    Примеры активных веществ:

    • эрлотиниб (erlotinib) [7] ;
    • гефитиниб (gefitinib) [8] ;
    • лапатиниб (lapatinib) [9] ;
    • сорафениб (sorafenib) [10] ;
    • сунитиниб (sunitinib) [11] ;
    • осимертиниб (osimertinib) [12] ;
    • афатиниб (afatinib) [13] ;
    • вемурафениб (vemurafenib) [14] ;
    • дабрафениб (dabrafenib) [15] ;
    • траметиниб (trametinib) [16] ;
    • кобиметиниб (cobimetinib) [17] ;
    • акситиниб (axitinib) [18] ;
    • иматиниб (imatinib) [19] .

Уже упоминалось, что все изменения, присущие раковым клеткам, так или иначе связаны с мутациями определенных генов. На сегодня изучено более десятка таких мутаций, что позволило разработать таргетные препараты, снижающие влияние этих факторов (см. табл.).

Таблица. Лекарственные средства для таргетной онкотерапии.

Лечение таргетными препаратами

Когда назначаются таргетные препараты? Как они работают? Есть ли у них побочные эффекты? Рассказывает специалист

Буйнякова Анна Игоревна

Онколог-химиотерапевт, к.м.н., врач высшей категории, врач паллиативной медицины

За последнее десятилетие в лечении онкологических пациентов был получен значительный прорыв.

Эра химиотерапии претерпела важные изменения. Раньше назначение противоопухолевой терапии основывалось на главных фенотипических характеристиках, таких как: локализация первичной опухоли, гистологический тип и степень ее дифференцировки, общее состояние больного, характер распространения опухолевого процесса и т.д.

К существенным недостаткам химиотерапии следует отнести ограниченную эффективность цитостатиков; диапазон их активности колеблется от 20 до 80%.
Максимальная эффективность наблюдается у ограниченной группы препаратов, таких как Таксаны, производные и препараты Платины. Поэтому сегодня в помощь врачу и пациенту есть препараты таргетной терапии.

Появление новых эффективных препаратов для лечения пациентов с онкологическим диагнозом расширяет возможности терапии. Сегодня мы используем комбинации определенных таргетных и химиопрепаратов, имеющих разные точки приложения, но обладающих высоким синергизмом противоопухолевого действия.

Большинство рецепторов в опухоли – это факторы роста, представленные тирозинкиназными рецепторами, каждый из которых имеет экстрацеллюлярную часть – часть вне клетки, ответственную за соединение с фактором роста или другим лигандом – рецептором, трансмембранную часть (в толще стенки клетки) и интрацеллюлярную часть (в глубине клетки), представленную ферментом тирозинкиназой С.

На все эти части рецептора в той или иной форме воздействуют таргетные препараты, блокируя или разрушая их. Так погибает опухолевая клетка.
Выключение функции рецептора возможно за счет блокирования экстрацеллюлярной части рецептора моноклональными антителами или ингибирования активности тирозинкиназы С.

Пришло время признать, что таргетные препараты в онкологии как в монорежиме, так и в комбинации с химиотерапией могут обладать высокой противоопухолевой активностью.

Но наряду с этим нормальные ткани также могут экспрессировать аналогичные рецепторы, в связи с чем может наблюдаться ряд побочных эффектов, отличных от наблюдаемых при стандартной химиотерапии. Но этого не стоит бояться, так как все побочные эффекты лечения известны, тщательно изучены и успешно корректируются либо снижением дозы, либо индивидуальным назначением симптоматической терапии.

Некоторое таргетные препараты при раке выпускаются в таблетированной форме, что очень удобно для применения на дому и для коррекции дозировки с целью контроля побочных реакций.

Как работают таргетные препараты при раке?

Канцерогенез – это многоступенчатый процесс, состоящий из накопления мутаций и приводящий к возникновению опухолевого процесса в нормальной здоровой ткани. Ингибирование онкогенов или активация генов-супрессоров (генов, подавляющих опухолевый рост) вызывает не только остановку роста опухоли, но значительно увеличивает выживаемость больных.

Таргетные препараты по своему механизму действия делятся на:

  1. Нацеленные на пути передачи сигнала в опухолевой клетке – блокирующие передачу сигналов;
  2. Нацеленные на уникальный фенотип опухоли.

Первая группа таргетных препаратов в онкологии блокирует передачу сигналов, которые передаются через сеть молекул, так называемых белковых киназ, отвечающих за способность клетки к пролиферации (разрастанию ткани путем размножения клеток делением), дифференцировке (специализация клетки соответственно определенному виду ткани или органа), апоптозу (естественной запрограммированной смерти клетки с целью обновления клеточного состава), адгезии (узнавание и прикрепление клеток ткани одной тканевой структуры), ангиогенезу (образование новых сосудов в ткани).

Вторая группа препаратов распознает и блокирует нерецепторные антигены на поверхности опухолевых клеток.

На все эти механизмы действуют препараты таргетной терапии.
Таким образом, совершенно очевидно, что эмпирический подход к выбору противоопухолевой терапии устаревает.

Новые знания о функционировании опухолевой клетки, выявление мишеней для воздействия лекарственных препаратов, недостаточная эффективность цитостатиков мотивируют к поиску путей индивидуализации специфической терапии на основе молекулярных маркеров.

Новые таргетные препараты при раке

У онкологов появляются новые терапевтические возможности. Продолжают регистрироваться новые таргетные препараты при раке, но вместе с тем появляются и новые показания для применения уже зарегистрированных, известных таргетов.

Наука идет вперед – появляются новые показания для поиска рецепторов, ранее не определявшихся в опухоли или ранее считавшимися неспецифичными для этого органа или ткани:

  1. Так, например, в 4-5% случаев встречается гиперэкспрессия HER2neu на опухолевых клетках при раке кишечника. Ранее данный маркер определялся только при раке молочной железы и раке желудка. Сегодня появилась возможность получить адекватное лечение 4-5 % больных колоректальным раком при назначении трастузумаба (Герцептин) + пертузумаб (Перьета) или лапатиниб (Тайверб).
  2. Определение мутации гена BRAF у больных метастатическим колоректальным раком, что ранее применялось только на больных меланомой.

Нередко, препараты таргетной терапии могут применяться как для первичной опухоли, так и для опухоли, потерявшей свою чувствительность в связи с появлением новых мутаций и резистентности (нечувствительности к химиотерапии и терапии другими таргетными препаратами).

Как правило, таргетные препараты в онкологии применяются до прогрессирования заболевания или до развития неприемлемой токсичности.

Побочные эффекты от лечения таргетными препаратами

Почему возникают нежелательные эффекты? Стоит ли их бояться? Возможно ли контролировать побочные эффекты от лечения таргетными препаратами?

Побочные реакции, как правило, для большинства таргетных препаратов известны, так как мишени-рецепторы имеются и в здоровых клетках, но здоровые клетки обладают успешным механизмом защиты от токсических воздействий проводимого лечения.

При первичном обращении в нашу клинику онколог подробно информирует о всех нежелательных эффектах конкретного таргетного препарата.

Также лечащий врач-онколог всегда оценивает перед назначением лечения состояние пациента, в совокупности оценивает возможности по переносимости таргетной терапии и уже при первом введении может скорректировать необходимую дозировку таргетного препарата.

В свою очередь от пациента требуется полное доверие к врачу – не скрывать симптомы, которые возникли на лечении. От четкого взаимодействия врача и пациента зависит успех всей противоопухолевой терапии.

  • Наиболее часто у пациентов возникает кожная сыпь, и в таком случае мы назначаем профилактическую терапию. Но не следует забывать, что проявление и интенсивность кожной сыпи зачастую являются маркерами чувствительности опухоли к назначенному препарату. Только в этом случае опухолевая ткань погибает, а здоровая реагирует сыпью.
  • Второе по частоте проявление терапии таргетными препаратами – слабость или астенический синдром. Это состояние временное, безболезненное, требует от пациента соблюдения режима и отдыха и рационального расходования сил в течение дня.
  • Такое нежелательное явление как диарея требует обильного питьевого режима, соблюдения диеты во время приема таргетных препаратов, исключения определенного ряда продуктов из пищевого рациона.
  • Обратите внимание! Во время таргетной терапии аптечные травы и отвары трав употреблять нельзя! Это либо ослабит действие препарата, что не позволит достигнуть желаемого лечебного эффекта, либо вызовет сильные токсические реакции.

Таргетные препараты при раке молочной железы

В нашей клинической практике активно используется весь спектр таргетных препаратов, используемых при раке молочной железы, включая Герцептин (Трастузумаб), Перьета (Пертузумаб), Кадсила (Трастузумаб Эмтанзин).

Но наука не стоит на месте, и сегодня регистрируются и внедряются новые таргетные препараты для терапии рака груди:

  1. Амебациклиб (Верзенио). Используется в комбинации с фулвестрантом при гормонопозитивном HER2-негативном распространенном или метастатическом раке молочной железы при неэффективности гормонотерапии.
  2. Нератиниб (Нерлинкс). Применяется в адъювантной (послеоперационной) терапии больных ранним раком молочной, имеющих гиперэкспрессию HER2 и получивших адъювантную терапию Трастузумабом.
  3. Палбоциклиб (Ибранса). Одобрен в комбинации с ингибитором ароматазы в 1-й линии гормонотерапии пациенток с гормонозависимым HER2-негативным распространенным или метастатическим раком молочной железы, находящихся в менопаузе.
  4. Рибоциклиб (Кискали). Показан к применению в комбинации с ингибитором ароматазы в 1-й линии гормонотерапии больных с гормонозависимым HER2-негативным распространенным или метастатическим раком молочной железы у пациенток, находящихся в менопаузе.

Таргетные препараты при раке кишечника

1. Афлиберцепт (Залтрап)

Афлиберцепт применяется у пациентов с метастатическим колоректальным раком, резистентным к химиотерапии Оксалиплатином или прогрессирующими после ее применения.
Залтрап сохраняет свою эффективность, если ранее применялся Бевацизумаб (Авастин) с целью усиления эффекта оксалиплатинсодержащей химиотерапии в 1-й линии метастатического рака кишечника.
Афлиберцепт применяется в комбинации с иринотеканом, фторурацилом и кальция фолинатом в схеме FOLFIRI. Данная схема позволяет значимо увеличить выживаемость больных раком кишечника, несмотря на неудовлетворительную эффективность применения Оксалиплатина или Оксалиплатина с Бевацизумабом.

2. Регорафениб (Стиварга)

Основной механизм действия препарата Регорафениб направлен против многочисленных протеинкиназ и подавляет 3 важнейших фактора развития опухоли: онкогенез, рост сосудов в опухоли (ангиогенез) и микроокружение опухоли, то есть против сосудистого эндотелиального фактора роста (VGFR) и против рецепторов эпидермального фактора роста (EGFR).

Стиварга применяется в качестве монотерапии у пациентов с метастатическим колоректальным раком, которые получали химиотерапию фторпиримидинами с недостаточным эффектом или препараты данной группы были им противопоказаны. Препарат показан при отсутствии мутаций KRAS, NRAS, то есть при «диком» типе опухоли кишечника.

Стиварга выпускается в удобной для приема таблетированной форме, что значительно облегчает корректировку дозы при побочных явлениях.
Регорафениб достоверно увеличивает общую выживаемость пациентов с раком кишечника, независимо от статуса мутации KRAS.

Неоспоримое преимущество Регорафениба в том, что он способен восстанавливать чувствительность опухоли к химиотерапии, поэтому после лечения Стиваргой и при удовлетворительном состоянии пациента возможно назначить следующие линии химиотерапии, что увеличивает продолжительность жизни пациента.

Новые таргетные препараты при раке легких

  1. Алектиниб (Алеценса) – применяется в лечении ALK-позитивного метастатического немелкоклеточного рака легких.
  2. Церитиниб (Зикадия) – также используется в терапии больных метастатическим ALK-позитивным немелкоклеточным раком легкого.
  3. Бригатиниб (Алунбриг) – применяется в лечении больных метастатическим ALK-позитивным немелкоклеточным раком легкого с прогрессированием заболевания на терапии Кризотинибом или его индивидуальной непереносимости.
  4. Дабрафениб (Тафинлар) + Траметиниб (Мекинист) – данная комбинация тагргетных препаратов используется для терапии пациентов с метастатическим немелкоклеточным раком легкого, имеющих мутацию BRAF V600E.
  5. Осимертиниб (Тагриссо) – одобрен для лечения больных метастатическим немелкоклеточным раком легкого с наличием мутации EGFR T790M, спрогрессировавших во время или после лечения ингибиторами тирозинкиназы EGFR.

Мы имеем большой опыт применения таргетных препаратов в лечении разных опухолей и добились значительных успехов в терапии метастатического рака. Пациенты нашей клиники получают самое современное, качественное и комфортное лечение.

Узнайте больше о возможностях лечения в вашем случае. Запишитесь на консультацию онколога по телефонам клиники: +7 (812) 952-83-73, +7 (812) 318-59-90.

Лекарственная терапия

С помощью лекарств сегодня лечат большинство опухолей. Это самый универсальный и самый распространенный метод лечения рака в силу его особенностей:

  • простоты введения пациенту (внутривенно или перорально);
  • доступа лекарства одномоментно во все клетки и ткани организма;
  • возможности на любом этапе корректировать дозу и режим введения препарата или менять лекарство;
  • снижения риска выживания злокачественных клеток (клеток рака) в труднодоступных и удаленных местах и возобновления роста опухоли.

Виды лекарственной терапии

С развитием нанотехнологий, молекулярной медицины и генной инженерии в портфеле онкологов появились множество новых противоопухолевых препаратов, лекарства стали более избирательными к злокачественным клеткам и менее токсичными для здоровых тканей и организма в целом. Появились прицельные лекарства, так называемые таргетированные, молекулы которых воздействуют более избирательно на клетки рака.

Все лекарства против рака по механизму действия делят на цитостатические и цитотоксические. Первые, цитостатические, тормозят размножение злокачественных клеток и вызывают их апоптоз, или программу самоуничтожения, клеточный распад. Вторые, цитотоксические, препараты вызывают гибель клеток вследствие их интоксикации, разрушения оболочки и ядра клетки, других структур, и в конечном итоге некроз опухоли.

Учитывая разные механизмы действия, в большинстве случаев онкологи подбирают комбинацию из двух-трех препаратов разных фармакологических групп.

К лекарственному лечению онкологических заболеваний относят:

  1. Химиотерапию.
  2. Гормональную терапию.
  3. Иммунотерапию.
  4. Таргетную терапию.
  5. Фотодинамическую терапию.

Лекарственное лечение обычно проводится курсами. Курс включает время введения препарата (от 1 до 5 дней для внутривенных препаратов, может быть дольше для таблетированных препаратов) и время перерыва для восстановления организма и снижения риска побочных эффектов лечения. Перед началом каждого нового курса обычно производится контроль анализов крови и консультация врача онколога для решения вопроса о необходимости корректировки доз препаратов и/или увеличения интервала до следующего введения препарата.

Для длительного лекарственного лечения есть понятие «линий» лечения. «Линия» лечения – последовательное назначение одинаковых курсов химио- (или других видов) терапии. «Линия» лечения проводится до достижения необходимого эффекта или до момента потери чувствительности со стороны болезни. Если опухоль продолжила расти на фоне одной схемы химиотерапии – производится смена лекарств. Продолжение лечения с использованием новой схемы химиотерапии называется «Второй (третьей, четвёртой и т.д.) линией» лечения.

Химиотерапия

Химиотерапия – наиболее распространённый вид лекарственной терапии. Химиотерапия бывает:

1. Лечебной – когда химиотерапия является основным методом лечения заболевания. Например, для многих пациентов с лейкозами, лимфомами, герминогенными опухолями яичка химиотерапия может быть основным методом лечения, который часто приводит к выздоровлению. Для большинства пациентов с распространёнными формами рака, с метастазами в различные органы, химиотерапия является основным методом лечения, дающим максимальную возможность длительно сдерживать болезнь.

2. Неоадъювантной – когда химиотерапия предшествует основному методу лечения. Чаще всего такая химиотерапия назначается перед некоторыми видами операций, с целью уменьшения опухоли и снижения активности её клеток.

3. Адъювантной – её ещё называют «профилактической». Она назначается после основного метода лечения, чаще всего после операции, с целью снижения риска возврата болезни.

К наиболее распространённым противоопухолевым препаратам относят следующие группы:

  1. Алкилирующие антинеопластические препараты. Механизм их действия основан на внедрение алкильной группы препарата к ДНК раковой клетки: происходит нарушение структуры ДНК и она не может дальше делиться, запускается апоптоз. В эту группу входят: производные бис-B-хлорэтиламина – исторически первые цитостатические противоопухолевые средства; производные нитрозомочевины и препараты платин, содержащие двухвалентную платину.
  2. Алкилирующие триазины . Неклассические алкилирующие агенты, пролекарства, которые для проявления своей противоопухолевой активности должны пройти ряд метаболических превращений в организме, в результате которых образуются метилирующие агенты. Последние, внедряясь в ДНК и РНК раковой клетки, не позволяют ей дальше делиться.
  3. Антиметаболиты. Конкурентно вмешиваются в процесс деления клетки, вызывая ее апоптоз.
  4. Антрациклиновые антибиотики. Механизм их действия основан на цитотоксическом действии. Они ингибируют синтез ДНК, нарушают проницаемость клеточных мембран и другие механизмы жизнедеятельности клеток.
  5. Ингибиторы топоизомеразы I и топоизомеразы II, ингибиторы образования микротубул и ингибиторы веретена деления . Цитостатические препараты, избирательно нарушающие структуру ДНК и деление раковых клеток на разных этапах. Химиопрепараты в большинстве случаев вводятся внутривенно или перорально, тогда они оказывают системное воздействие на весь организм. Но могут быть использованы и местно, например, во время хирургической операции для обработки операционного поля, или регионарно, например, в желудочки головного мозга.

Гормональная терапия

Показана только для гормоночувствительных видов рака. Будет ли опухоль реагировать на лечение гормонами или нет, определят с помощью специальных анализов и лабораторных исследований клеточного материала, взятого из опухоли.

Опухоли, реагирующие на гормоны, часто обнаруживают в репродуктивной системе и железах внутренней секреции, например, это:

  • рак молочной железы
  • рак предстательной железы
  • рак яичников
  • рак эндометрия (рак тела матки).

Гормонотерапия может быть назначена до удаления опухоли с целью стабилизации ее роста или уменьшения размера, тогда она называется неоадъювантной. Или после – с целью предотвратить повторный рост или метастазирование, такую терапию называют адъювантной.

На поздних неоперабельных стадиях опухолей, чувствительных к данному лечению, гормональная терапия может использоваться в качестве основного лечения. Как паллиативное лечение некоторых видов рака она достаточно эффективна и может продлить жизнь пациента на 3-5 лет.

Иммунотерапия

Иммунитет играет важную роль в профилактике и борьбе с раком. В норме иммунные тельца распознают атипичную клетку и убивают ее, защищая организм от развития опухоли. Но когда иммунитет нарушается в силу разных причин, и раковых клеток становится много, тогда опухоль начинает расти.

Иммунотерапия при раке помогает организму справится с заболеванием за счет активизации защитных ресурсов и не допустить развития повторных опухолей и метастазов. В онкологии используют интерфероны, вакцины от рака, интерлейкины, колониестимулирующие факторы и другие иммунные препараты.

Лечение подбирает иммунолог на основе лабораторных данных о состоянии иммунной системы онкопациента совместно с лечащим врачом-онкологом и другими специалистами, участвующими в лечении конкретного пациента.

Основные механизмы иммунотерапии:

  • подавление роста опухолевых клеток и их последующее уничтожение;
  • профилактика рецидива опухоли и образования метастазов;
  • уменьшения побочного влияния противоопухолевых средств, лучевой терапии;
  • профилактика инфекционных осложнений при лечении опухолей.

Таргетная терапия

От английского target – цель, мишень. Относят к перспективным методам молекулярной медицины, будущему в лечении онкопатологий, как и разработку вакцин против рака.

Таргетные лекарства очень специфичны и разрабатываются под конкретный мутировавший ген раковой клетки данного вида опухоли. Поэтому до таргетного лечения обязательно проводят генетическое исследование материала, взятого на биопсию.

Например, разработаны эффективные таргетные препараты для лечения различных генетических форм рака молочной железы, множественной миеломы, лимфомы, рака предстательной железы, меланомы.

В силу своей специфики и целевого попадания на раковую клетку-мишень таргетные препараты более эффективны для лечения опухолей, чем например, классические противоопухолевые. И менее вредны для нормальных клеток, не обладающими характеристиками опухолевых. Многие таргетные методы относят к иммунотерапии, так как по сути они формируют нужный иммунный ответ.

Фотодинамическая терапия

Осуществляется препаратами, воздействуя световым потоком определённой длины волны на раковые клетки и разрушая их.

Побочные эффекты лекарственного лечения рака

Самое известное и пугающее онкопациентов осложнение после химиотерапии – выпадение волос. Происходит потому, что противоопухолевые препараты токсичны для молодых активно делящихся клеток, какими являются в том числе волосяные фолликулы и ногтевые пластины. На практике далеко не все виды химиотерапии вызывают выпадение волос. Это осложнение характерно для узкого спектра препаратов, многие пациенты с ним не сталкиваются. На время действия препарата может снижаться активность обновляющихся клеток организма, из-за чего перестают расти ногти и волосы, происходит выпадение волос, угнетается система кроветворения. После курса химиотерапии необходим восстановительный период, в течение которого организм приходит в норму.

Выраженные осложнения наблюдаются далеко не у всех пациентов, но риск их возрастает с увеличением продолжительности лечения.

Часто встречаются следующие побочные эффекты после проведения лекарственной терапии:

  • выпадение волос, ломкость ногтей;
  • тошнота, рвота;
  • нарушение аппетита, изменение вкуса;
  • анемия, кровотечение;
  • нарушение иммунитета;
  • диарея;
  • бесплодие, нарушение сексуальной и репродуктивной сферы.

Большинство осложнений поддаётся корректировке, при правильном проведении лечения многие из них можно предотвратить или остановить при первом проявлении. Тяжёлые осложнения могут быть причиной увеличения интервалов между курсами химиотерапии.

Эффективность

Чем раньше обнаружен рак и точнее диагностирован тип опухолевых клеток, тем успешнее лечение рака и благоприятнее прогноз выздоровления. Поэтому следует постоянно следить за состоянием своего здоровья, проходить диагностические исследования согласно возрасту, не закрывать глаза на недомогание или периодический дискомфорт в теле. Также лучше не тратить время на попытки вылечиться самостоятельно или при помощи нетрадиционной медицины, не имеющей никаких убедительных данных об эффективности, игнорируя современные методы медицинского лечения. Так можно только запустить онкологический процесс, усугубить стадию заболевания и затруднить последующее лечение. Не теряйте драгоценное время, обследуйтесь в специализированных центрах на современном оборудовании у высококвалифицированных врачей.

Таргетная терапия в онкологии (лечение при раке): что такое, виды препаратов

За последние несколько лет наш онкологический словарь пополнился рядом новых терминов, в числе которых присутствуют как уже привычные англицизмы, такие как «таргетная терапия», «чек-пойнт ингибиторы», так и термины, к которым мы еще не привыкли, например терапия, независимая от типа опухоли (disease-agnostic therapy). При этом далеко не всегда мы задумываемся над тем, что же конкретно обозначают эти термины и как они между собой соотносятся.

Термин «таргетная терапия» появился относительно давно, но, несмотря на это, разные специалисты до сих пор трактуют его очень по-разному. Согласно определению FDA таргетная терапия – это вид противоопухолевого лечения, назначению которого в обязательном порядке должен предшествовать тест, позволяющий на основании выявления «молекулярного» предсказательного фактора (рецептора, специфической мутации и т.д.) выделить пациентов, которые выиграют от назначения данной терапии. Классическими примерами подобного понимания таргетной терапии являются трастузумаб (при «позитивном» результате HER2-теста препарат эффективен и должен быть назначен, при негативном – не будет эффективен и назначаться не должен), тамоксифен (требуется тест на экспрессию рецепторов эстрогенов, предсказывающую его эффективность), кризотиниб (требуется тест на наличие транслокации с участием гена, кодирующего ALK) и т.д. При этом, правда, «по умолчанию» подразумевается, что когда мы говорим о таргетной терапии, речь идет именно о препаратах, не относящихся к цитостатикам, а тест должен быть именно молекулярным. Например, прекрасное предсказательное значение гистологического заключения «герминогенная опухоль» в отношении эффективности цисплатина не относит этот препарат к классу таргетных, хотя по эффективности в таргетной популяции больных герминогенными опухолями цисплатин оставляет далеко позади многие новейшие таргетные препараты в их областях применения.

Но вот согласно определению на сайте Национального института рака США (NCI) таргетную терапию описывают уже совсем по-другому – как использование препаратов, которые приводят к противоопухолевому эффекту за счет воздействия на определенные молекулы (молекулярные мишени), вовлеченные в рост, прогрессирование и распространение опухолевых клеток. Другими словами, согласно этому определению совершенно необязательно, чтобы у препарата имелся сопутствующий тест на наличие мишени (companion diagnostic), предсказывающий эффективность терапии у конкретного пациента. Достаточно, чтобы лекарство было просто разработано для воздействия на определенную мишень. Классическими примерами подобного расширенного толкования таргетной терапии являются бевацизумаб и другие препараты с заявленным антиангиогенным действием, m-TOR ингибиторы (эверолимус и т.д.), ингибиторы CDK 4/6, которые назначаются «по диагнозу», без определения мишени в опухоли конкретного пациента. Т.е., с одной стороны, мы подразумеваем, что действие лекарства направлено на блокаду известного сигнального пути, зависимого от молекулярной мишени, однако факт ее наличия (или выраженности экспрессии, активации данного сигнального пути) не обладает предсказательным эффектом и, соответственно, ее определение перед началом терапии не требуется. По сути, под это определение могли бы попасть и многие цитостатики, для которых мы знаем специфичные мишени – например, тимидилат-синтаза для 5-фторурацила или топоизомераза II для антрациклинов, однако, как было сказано выше, цитостатики «исключены» из спектра таргетных препаратов «по умолчанию», хотя и без объяснения причин.

При этом мы прекрасно видим, что, несмотря на то, что мишень для цитостатиков или «псевдотаргетов» в той или иной мере формально задействована в патогенезе любой опухоли (трудно представить себе жизнедеятельность опухоли без ангиогенеза или клеточный цикл без топоизомеразы-II или CDK 4/6), эффект от их использования ограничивается лишь определенными нозологиями, в то время как при других они неэффективны. Но проблема, как нам кажется, не в препаратах, а в мишенях. Очевидно, что не все мишени «созданы равными» и некоторые из них при формальном наличии в опухолевых клетках могут быть просто не важны при определенных типах опухолей (и крайне важны при других типах). Таким образом, скорее всего, когда речь идет о выборочной активности препарата (в этих опухолях работает, в этих нет), то причина не в препарате. Препарат будет достигать своей мишени вне зависимости от того, расположена ли она в клетках рака молочной железы или в клетках рака кишки. Проблема в самой «мишени» – далеко не все мишени (рецепторы, молекулы-передатчики, ферменты) одинаково важны для всех опухолей, где-то они просто есть, но существенной роль для жизнедеятельности опухолевой клетки не несут.

В связи с этим даже для препаратов, имеющих четкий предсказательный маркер, не говоря уже о цитостатиках или «псевдотаргетах», зарегистрированные (т.е. содержащиеся в официальных инструкциях) области применения до недавнего времени ограничивались только строго оговоренными нозологическими формами, при которых были проведены регистрационные испытания. Нам официально разрешается применять трастузумаб при раке молочной железы и желудка с гиперэкспрессией (амплификацией) HER2, но не разрешается, например, при остеогенной саркоме, где частота экспрессии рецептора тоже достаточно велика. В рамках инструкции мы можем применять эверолимус при раке молочной железы, нейроэндокринных опухолях и раке почки, но не при других заболеваниях, где подразумевается задействованность m-TOR-зависимого пути, но не было регистрационных клинических исследований. С одной стороны, учитывая вышесказанное, это разумно, т.к. препятствует назначению препаратов при опухолях, где формально есть мишень, но не будет эффекта. Так, например, несмотря на наличие высокой экспрессии HER2 в остеогенных саркомах, трастузумаб оказался неэффективен при этом заболевании, а доксорубицин не стоит применять при раке толстой кишки, как и 5-фторурацил при мягкотканых саркомах (несмотря на то, что формально мишени к этим препаратам в них есть). Неэффективен (или почти не эффективен) цетуксимаб при других эпителиальных опухолях с экспрессией EGFR, кроме рака кишки и опухолей головы и шеи. С другой стороны, это во многом ограничивает применение таргетных препаратов при опухолях, где они оказались эффективны, но неинтересны для компании в отношении регистрации показания. Так, думаю, небезынтересно будет отметить, что аббревиатура ALK расшифровывается как киназа анапластической лимфомы (anaplastic lymphoma kinase) по названию заболевания, при котором она впервые была описана. Однако, несмотря на наличие клинических исследований, подтверждающих эффективность кризотиниба при этом заболевании, он до сих пор не имеет регистрации по показанию «лечение ALK-позитивных анапластических лимфом». Разумеется, мы все равно назначаем таргетные и «псевдотаргетные» препараты вне рамок официальных показаний, хотя и это делаем это с разной степенью успеха и обоснованности. Цитостатики и псевдотаргеты вне показаний чаще всего назначаются эмпирически, в качестве терапии последнего шанса (например, трудно назвать опухоли, при которых на определенном этапе мы не пытались «дать» бевацизумаб, эверолимус, антрациклины или препараты платины). Успешность подобного подхода обычно очень невелика, хотя иногда и встречаются экстраординарные ответы, которые и подвигают нас к последующим попыткам подобной терапии «последнего шанса». Однако в связи с отсутствием предсказательного теста для этой группы препаратов доля успешных попыток вряд ли будет велика и в дальнейшем.

Другая ситуация с препаратами, имеющими доказанный предсказательный тест по зарегистрированным показаниям, которые достаточно часто оказываются активны при наличии мишени в других опухолях за пределами официальной регистрации. Беда в том, что эти мишени за пределами зарегистрированных показаний встречаются весьма редко, из-за чего отчасти эти потенциальные новые показания так и не становятся зарегистрированными. Так, например, при наличии мутации BRAF V600E ответ наблюдается при достаточно широком спектре опухолей, не входящих в список официально одобренных показаний. Мне, например, посчастливилось наблюдать драматический ответ BRAF V600E мутированной злокачественной одонтогенной опухоли (амелобластная саркома), резистентной к предшествующей химиотерапии и лучевой терапии, на комбинацию анти-BRAF/MEK-препаратов. Но несмотря на то, что сейчас все больше данных об эффективности подобной терапии при одонтогенных опухолях с мутацией BRAF, мы вряд ли увидим их в списке зарегистрированных показаний к применению. Хотя стоит отметить, что при некоторых из официальных показаний, например, колоректальном раке с мутацией BRAF V600E (по этому показанию зарегистрирован энкорафениб), эффект хотя и наблюдается, но он далек от драматического, наблюдаемого, например, при применении анти-BRAF-терапии при меланоме, а комбинация с MEK-ингибиторами, прекрасно зарекомендовавшая себя при других опухолях, не усиливает эффект анти-BRAF-терапии при колоректальном раке.

Еще менее однозначная ситуация с таргетными препаратами, для которых предсказательным тестом является не выявление определенной мутации, а определение «количества» мишени – гиперэкспрессия белка или амплификация гена. С одной стороны, подобные количественно определяемые «мишени» встречаются достаточно широко, с другой – направленные на них препараты обладают весьма вариабельной эффективностью вне рамок официальных показаний. Например, как было описано выше, использование трастузумаба при остеогенной саркоме, да и при раке кишки и раке легкого, не показало эффекта, сопоставимого с эффективностью при HER2-позитивном раке молочной железы. Это же касается и, например, антиэстрогенов, которые работают далеко не при всех опухолях, имеющих экспрессию их рецепторов. Новым примером подобного предсказательного теста можно назвать и экспрессию PD-L1 для назначения ингибиторов контрольных точек иммунитета: где-то, как, например, в лечении меланомы и рака почки, этот предиктор не работает вообще, где-то работает очень вариабельно (разные пороговые величины экспрессии, разные клетки, на которых необходимо ее определять и т.д.). Однако в целом факт остается фактом – до недавнего времени даже при наличии четко обозначенного предсказательного текста регистрация таргетных препаратов проводилась по нозологическому признаку (показания включали требования наличия и определенного диагноза и наличия мишени).

Однако в 2017 году произошли два события, изменившие привычную парадигму исследований и использования противоопухолевых препаратов. Во-первых, благодаря результатам исследования в области применения ингибиторов контрольных точек иммунитета (пембролизумаб) для лечения опухолей с микросателлитной нестабильностью (MSI-high) мы получили новое понятие – disease-agnostic therapy (терапия, не зависящая от заболевания). Оказалось, что классическое исследование по типу basket-trial, в которое больные включаются по факту наличия мишени для терапии вне зависимости от морфологического варианта заболевания, может быть регистрационным. Увы, большинство подобных исследований до недавнего времени терпели неудачу не только в отношении регистрации, а даже в отношении доказательства эффекта терапии – показать высокую эффективность исследуемых препаратов не удавалось либо эффект наблюдался при ограниченном спектре нозологий, не влиявших на «суммарную» результативность в исследовании. И это, как нам кажется, было связано не с тем, что исследовались «плохие препараты», а с тем, что мишень была «не та». В большинстве таких исследований даже среди «заболеваний-ответчиков» эффекты не были впечатляющими по частоте, глубине и длительности, что свидетельствовало об ограниченном значении мишени для опухолевой прогрессии.

В рамках же регистрационного исследования (по факту не являвшегося классическим исследованием-корзинкой, а представленного пятью мультикогортными однорукавными многоцентровыми исследованиями KEYNOTE-016, -164, -012, -028 и -158) действительно высокая эффективность пембролизумаба была получена при всех вариантах опухолей с микросателлитной нестабильностью. Таким образом, впервые в нашей практике препарат был одобрен для применения по факту наличия мишени (точнее, предсказательного фактора – микросателлитной нестабильности, т.к. сама по себе микросателлитная нестабильность мишенью для пембролизумаба не является, а лишь предсказывает его эффект) вне зависимости от гистологического типа опухоли. Во многом, как нам кажется, это было связано с тем, что группа больных с MSI-high опухолями все же относительно малочисленна в целом и нет (кроме колоректального рака и рака эндометрия) каких-либо типов опухоли, при котором эти больные встречались бы относительно часто. В связи с этим регулятор счел здесь возможным дать регистрацию «оптом», не требуя отдельных исследований для каждой из нозологий. Но продолжение не заставило себя долго ждать. И через некоторое время мы увидели, что подобный вариант регистрации возможен не только для иммунотерапии (которая по умолчанию воспринималась как относительно «универсальный» вариант лечения, эффекты от которого наблюдаются в той или иной мере при любом гистологическом типе опухоли), но и при классической таргетной терапии с использованием малых молекул. Главное, чтобы мишень действительно была значимой для любого типа опухоли. Думаю, вы догадались, что речь идет об ингибиторах NTRK; данные о потрясающей эффективности первого из представителей этого класса (ларотректиниб) были озвучены в том же 2017 году. Как и в исследовании с пембролизумабом, речь шла об исследовании, где группа формируется не по нозологии, а по наличию «мишени», только критерием отбора была транслокация с участием NTRK, а не наличие микросателлитной нестабильности. И также как в отношении микросателлитной нестабильности, для NTRK является верным утверждение, что опухоли с этой мишенью встречаются в пределах очень многих нозологий, но нигде не «концентрируются» (для NTRK при большинстве нозологий это 1% или менее от общего числа больных). Но там, где эта мишень есть, она действительно является крайне значимой, подтверждением чему являлось почти 80% частота объективных ответов в регистрационном исследовании.

Но что же заставило нас вернуться к этой теме, с учетом того, что с момента появления термина «таргетная терапия» прошло уже около 20 лет, а disease-agnostic therapy, пока до сих пор не получившая «удобоваримого» русскоязычного эквивалента, все же появилась в нашем лексиконе уже около 3 лет назад? Нам кажется, что мы стоим на пороге появления нового класса (вида) противоопухолевой терапии – disease-agnostic таргетная химиотерапия. Звучит сложно, но по-другому свою реакцию от появления на горизонте конъюгированного моноклонального антитела трастузумаб дерукстекана мне трудно передать. Несмотря на то, что как минимум одно (если не брать ряд препаратов с узкой направленностью, недоступных пока в нашей стране, или направленных на лечение гемобластозов) конъюгированное антитело в нашем распоряжении уже есть – трастузумаб эмтанзин, новое конъюгированное моноклональное антитело хотя и направлено на ту же мишень (HER2), но абсолютно не является «идеологическим аналогом» уже существующего лекарства. Однако об этом чуть позже (продолжение следует).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: